Медицина на удаленке | Большие Идеи

・ Стратегия

Медицина
на удаленке

Почему телемедицина не пользуется популярностью и как это исправить

Автор: Денис Швецов

Медицина на удаленке
Фото: National Cancer Institute / Unsplash

читайте также

11 декабря прошла встреча HR-клуба

Журавлев Сергей Фотограф

Плохие новости: как их должны сообщать настоящие лидеры

Эллисон Шапира

Компания мечты

Гарет Джонс ,  Роб Гоффи

Инновации не решат все проблемы

Скотт Энтони

Телемедицина в пандемийные годы стала не просто популярной, а жизненно необходимой. Вот только с завершением локдаунов интерес пользователей к ней резко сократился. Почему же коронавирус так и не стал трамплином для медицинских онлайн-приемов, и есть ли шанс перезагрузить телемед?

По данным аналитиков BCG, уровень проникновения телемеда в жизнь российского общества оценивается в 10%, при том, что его потенциал достигает 40—50%. Все ждали, что COVID-19 станет мощным катализатором развития этого направления: в пандемию заработали государственные телемедицинские центры, многие игроки отрасли стали предлагать бесплатные программы поддержки пациентов. Врачи и больницы в это время были максимально загружены, и если клинику нельзя было увеличить в несколько раз, то у телемедицины границ для расширения не существовало. Поэтому прирост в онлайне на фоне коронавируса оказался гораздо более значительным. Когда пандемия закончилась, обращаться к врачам стали в целом реже. А те, кто раньше пользовался телемедициной из-за невозможности записаться на очный прием, вернулись к привычному формату консультаций в кабинете доктора. В итоге дистанционные консультации так и не стали частью привычной заботы о здоровье для большинства. Ожидаемого прорыва не произошло.

Сейчас рынок постепенно трансформируется. И пусть коронавирус отступил, а большая аудитория частных пациентов так и не пришла в онлайн, телемед постепенно развивается за счет корпоративных клиентов. По статистике Budu, количество консультаций пациентов в рамках корпоративных полисов ДМС непрерывно растет. В июле, августе и сентябре этого года были зафиксированы пиковые значения по общему объему консультаций — их проводили больше, чем во время предыдущего всплеска на фоне февральского омикрона. Это связано, с одной стороны, с несезонной вспышкой ОРВИ, с другой — с возросшим запросом на консультации по ментальному здоровью. Впрочем, барьеры для развития рынка цифровой медицины все еще остаются. Рассмотрим основные из них и, где возможно, предложим пути их преодоления.

Цена

Наличие альтернативы в виде бесплатной медицины значительно сокращает количество потенциальных пользователей телемедицинских услуг. На российском рынке здравоохранения, оценивающемся примерно в 4 трлн руб., на платную медицину приходится около 800 млрд. руб. В США, например, где нет бесплатной медицины и очный прием у врача стоит от $200 до $700, телемедицина при средней стоимости консультации в $50 значительно экономит деньги пациентов.

Поскольку в нашей стране можно дойти до поликлиники и получить гарантированную медицинскую помощь бесплатно, люди не привыкли (а некоторые и не могут) оплачивать визиты к докторам самостоятельно. При этом интеграция телемедицины в систему ОМС проходит сложно — лечебные учреждения на местах зачастую не готовы развивать технологические услуги, которые требуют внедрения новых процессов и перераспределения ресурсов.

Законодательство

Основной барьер для развития отрасли — законодательство, не позволяющее ставить диагноз и назначать лечение при первичной телемедицинской консультации, если до этого не было очного приема. Проще говоря, сегодня телемед дает возможность просто позвонить врачу и поговорить о здоровье. Это влияет не только на пациентов, которые понимают, что их нельзя полностью вылечить дистанционно, но и на желание докторов так работать. Без полномочий ставить диагнозы врачи превращаются в обычных консультантов, пусть и с высшим медицинским образованием, на которое было потрачено шесть лет жизни.

Кроме того, в условиях существующего закона телемедицина не только не решает проблемы пациентов, но и фактически создает для них ряд дополнительных неудобств. В ходе онлайн-консультации человек получает рекомендации о том, какие анализы следует сдать и какие обследования пройти. Оставшись один на один с подобными советами, пациент может растеряться: не каждый знает, как пройти этот квест самостоятельно. С таким подходом цифровой медицине сложно завоевать доверие и лояльность пациентов.

Восприятие

В сознании большинства медицинских работников со студенческой скамьи воспитывается представление о том, что лечащий врач –– это специалист в белом халате, который сидит в кабинете, наполненном ароматом спирта, бинтов и озона от бактерицидных ламп. Многие пациенты, в свою очередь, своеобразно воспринимают медицинские услуги. Без поездки в поликлинику, очереди, больничных ароматов медицина кажется им ненастоящей, игрушечной. Без преодоления себя и необходимости пройти «больничный квест» люди не ощущают эффекта излечения.

Что делать?

Прежде всего, нельзя останавливать работу с регуляторами по смягчению законодательства. Летом прошлого года вышел закон об экспериментально-правовых режимах, применение которых поможет либерализовать законодательство для телемеда, доказать эффективность и безопасность онлайн-лечения. Несколько заявок на участие в ЭПР от ведущих телемедицинских сервисов уже подано в Министерство экономического развития. Ключевая идея игроков рынка –– необходимо позволить врачам ставить диагнозы и назначать дообследование при первичной телемедицинской консультации. Важно не заставить докторов ставить диагнозы, а предоставить им возможность в рамках правового поля полноценно консультировать пациентов и рекомендовать им лечение. Врачи фактически продолжат нести ответственность за жизнь и здоровье людей и по-прежнему будут взвешивать риски назначений.

Кроме того, нужно учить медиков правильно применять современные технологии, помогать пациентам онлайн, а не просто консультировать. Очевидно, что готовить будущих докторов к работе с цифрой необходимо уже в вузах. Дистанционные консультации не единственное, что ждет врачей в будущем. Например, технологии искусственного интеллекта уже сейчас позволяют без участия докторов собирать жалобы пациентов, на их основе предлагать анализы или рекомендовать дополнительные исследования, а также выдавать предполагаемые диагнозы. Другое направление для интеграции цифры — система поддержки принятия врачебных решений. Подобные системы указывают на возможные недочеты и сводят риски, связанные с человеческим фактором, к нулю. Проникновение технологических дисциплин в программу академического медицинского образования значительно облегчит работу провайдеров цифровой медицины.

И, конечно, следует перейти к решению проблем пациентов «под ключ». Сервисы, которые развиваются в этом направлении, активно трансформируются в цифровые клиники. Здесь профессиональных врачей дополняют персональные ассистенты, которые помогают пациенту пройти весь путь: организуют прием у специалиста, передают назначения докторов, правильно интерпретируют результаты анализов, помогают попасть на УЗИ, КТ и прочие процедуры в удобное время.

Очевидно, что цель пациентов — вылечиться полностью, однако телемед никогда не давал им такой возможности. Если врачи получат легальное право ставить диагнозы, направлять людей на дополнительные обследования, назначать лечение и контролировать его ход, отношение пациентов и медицинских работников к онлайн-лечению кардинально изменится. Пациенты поймут, что могут получить по-настоящему ценную услугу, сведя количество походов в лечебные учреждения к минимуму, и начнут доверять цифровой медицине. В странах, где телемед сегодня пользуется большой популярностью, трансформация шла именно таким путем.