Можно ли исцелить экономику? | Большие Идеи

・ Экономика
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Можно ли
исцелить экономику?

Каждый из нас — Лидер. Но некоторые об этом пока не догадываются.

Автор: Умар Хак

Можно ли исцелить экономику?

читайте также

Босоногое лидерство

Питер Брегман

«Наша миссия — дать возможность инновационным предпринимателям совершить глобальный прорыв»

Притча о чаевых

Зиминым Дмитрием «ВымпелКом» ОАО президентом почетным,  основателем рассказанная

4 вопроса эффективного руководителя

Алексей Фролов

Кризис длится и длится. Неудивительно, что (как заметил на днях мой добрый друг) все вокруг (даже юные, глупые и до отчаяния талантливые) еле ноги волочат. Плетутся, усталые, экзистенциально разочарованные — буквально свет не мил.

Столько человеческого потенциала растрачивается в самый существенный период жизни, столько времени уходит на то, чтобы сдвинуть с места скрипучее колесо. Понапрасну расходуется топливо, необходимое для жизни, застряли мы, застряли посреди экзистенциальной пустыни. Что же теперь будет? Да все то же: перманентный кризис, который на человеке, на тебе или мне, сказывается, словно хроническая болезнь: привыкаешь к сердечной боли, притупляется резавшее поначалу словно бритвой — что мы утратили? Что не сбылось? Неужели это все, к чему сведется наша жизнь, наше «потерянное» поколение?

Да ни за что. Сейчас происходит самое важное: мы творим будущее.

Мы на краю того, что я назвал «Веком человека» — исторической эпохи, полной великих идей и замечательных преобразований, ведущих к эвдемонии — осознанно счастливой жизни.

Позвольте объяснить. На днях я написал: ахиллесова пята американских (да и прочих) политиков — их неготовность воспринять фундаментально новые идеи. Алекс Говард спросил, не считаю ли я за новое такие штуки, как большие данные, нанотехнологии, геномика и дроны? Серьезный вопрос.

Читайте материал по теме: Во что превратился капитализм в XXI веке

И вот что я отвечу: и да, и нет. Позвольте объяснить. Науку, технологии, в особенности фундаментальные исследования, я принимаю на «ура». Это ключевые, ничем не заменимые вещи. Но… приведу некий гипотетический пример.

Вообразим, что я создаю замечательный стартап, который предлагает всему миру ошеломляющие новые технологии, фантастические наноматериалы. Что произойдет, если при этом не осуществится институциональная инновация — не появятся, к примеру, лучшие строительные блоки для рынков, корпораций и экономик?

Первым делом произойдет… а ничего не произойдет. Уолл-стрит и Сэнд-Хилл-роуд (прим. ред. — улица в Менло-парк, штат Калифорния, на которой располагаются штаб-квартиры многих инвестиционных компаний) и головы не повернут в сторону моей затеи, а продолжат заниматься тем же, чем и в последние десять и более лет: вкладывать деньги в проекты вроде Facebook и им подобным. Но допустим на минутку, что каким-то чудом они все же узнают о моем стартапе и вложатся в фантастические наноматериалы. Что дальше? Что ж, если политические преобразования так и не наступят, я разбогатею и мои инвесторы обогатятся, но средний класс продолжит долгое и мучительное соскальзывание — все ниже и ниже. Иными словами, блага технологических инноваций, если не последуют инновации институциональные, будут и впредь скапливаться на самом верху пирамиды, усугубляя давно известные проблемы: ручное управление, политические тупики, мегалоббирование, сокращение среднего класса, экологические катастрофы и все одно и то же: стагнацию реальной экономики. Думаете, я так, дразнюсь? Всмотритесь в график, составленный Амиром Суфи, профессором Школа бизнеса им. Бута при Чикагском университете.

Никогда еще мы так отчаянно не нуждались в великих новых идеях — в радикальной трансформации экономики, общества и политики.

Читайте материал по теме: Как переспорить Милтона Фридмана

Какие преобразования нам требуются? Например, вынуть проржавевший железный стержень всей нашей экономической системы — ВВП — и начать наконец учитывать стоимость экологической катастрофы планетарного масштаба. Пересмотреть годовые бюджеты государств — считать не только деньги да машины, но то, что дороже всего — человеческую креативность, например. И демократию пора пересматривать — да, вплоть до того, чтобы обычные люди вроде нас с вами получили возможность переписывать конституцию. И корпорации перетряхнуть — пусть дают что-то сверх дивидендов по акциям. И формы отчетности — хватит бездумно производить «прибыль», дайте нам подлинное влияние на человеческую жизнь. Революция в представлении о том, что есть процветание и зачем оно нужно, пора включить в концепцию тихую цельность и неистовый накал осмысленного бытия.

Думаете, это набросок очередного научно-фантастического романа или утопия, созданная мозговым штурмом с самыми мозговитыми первоклашками мира?

Ошибаетесь. Каждый перечисленный выше пункт повестки дня — не возможность, не мечта, а нечто, происходящее здесь и сейчас. Это не список предстоящих дел, это список дел уже исполняемых. Я перечислил институционные инновации, которые происходят в Индии, Бразилии, Швеции, во Франции, в Дании и даже — пусть в меньших масштабах — в Америке. Из этих элементов строится мой проект, «How to Fix the World».

Читайте материал по теме: Урок истории для финансистов

Хорошо, я понимаю. Трудно определиться: что происходит сейчас? Что нам — вам и мне — делать в первую очередь? В чем смысл жизни, если не в больших деньгах и гаджетах, игрушках и побрякушках, власти и славе?

Куда нам идти?

Как исправить парадигмы, которые наносят страшный вред тому лучшему Я, каким мы не просто хотим быть, но каким, если человек обречен на смысл, мы непременно должны стать? Или только и осталось, что продаться за грош? Обменять душу на мишуру? Дилемма действует на нервы, мы устаем задолго до старости и предаемся сожалениям о несбывшемся. В пересохшей пустыне мы перебираем пальцами шероховатые песчинки, в скорбном бесчувствии не ощущая ничего, кроме острого разочарования: не было в жизни смысла и нет, и ничего не осталось, кроме бесконечного завтра, яростной и бесплодной погони за размножающимися миражами. Какая утомительная, изматывающая доля!

Нет, не так. Возможно, мы страдаем экзистенциальным недугом, определенного рода разочарованием. И вот еще что вполне вероятно: мы страдаем, когда меркнет мираж, но без него мы начинаем различать трудный путь из пустыни, навстречу морю. И, быть может, в том-то наше призвание: первыми ступить на эту дорогу.

Хотите исцелить душу? Исцелите мир. Вот чего в пору великого расщепления, в первобытную эру обрушения традиционных институтов, нам не дождаться: лишились мы упоительного шанса провести жизнь, тасуя слайды в PowerPoint decks и продавая дешевый пластиковый утиль, чтобы на деньги, которых у нас на самом деле нет, купить то, чего нам на самом деле не нужно, чтобы продолжить жить той жизнью, которая нам осточертела.

Читайте материал по теме: Что Питер Друкер знал о 2020-м годе

Да, прежде мы звали это «жизнью». Но мираж рассеивается.

Итак, если вы устали гоняться за миражами, то вот простой совет: выходите из гонки прямо сейчас. Побочное благое следствие кризиса: не будем гнуть спину в темных штольнях, обливаясь потом в поисках обманки, да еще и вчерашней, а выйдем на свет и поищем наконец-то путь к человечеству.

Не к Революции призываю я, а к миллиарду мини-революций. Пробудитесь, внемлите первейшей заповеди для всех живущих: жизнь призывает нас уверовать в жизнь. Мы устали, мы сбились в пустыни с пути — но будущее, смеющееся море, все так же поет и манит в дали. Прислушайтесь: вот и все, что от нас требуется.

Каждый из нас — Лидер. Но некоторые об этом пока не догадываются.

Читайте по теме:

* деятельность на территории РФ запрещена