О пользе непубличности | Большие Идеи

・ Феномены
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

О
пользе непубличности

Почему не стоит волноваться из-за сокращения числа публичных компаний

Авторы: Виджей Говиндараджан , Шиварам Раджгопал , Ануп Шривастава , Луминита Эначе

О пользе непубличности
WESTEND61/GETTY IMAGES

читайте также

Как поддержать людей в кризис

Джанпьеро Петрильери

Что делать, если ваш друг подводит вас на работе

Лайан Дэви

Почему доверие к банкам не восстанавливается

Дэвид Де Кремер

Какой тип управления предпочтительней для России?

Анатолий Ермолин

Недавно Илон Маск написал твит о том, что намерен преобразовать Tesla в частную компанию, то есть сделать так, чтобы ее акции перестали торговаться на бирже. Еще один факт: акции ряда публичных компаний в США упали почти на 50% по сравнению с пиковыми показателями 1996 года, несмотря на значительный рост совокупной рыночной капитализации. Высказывалось множество предположений о причинах этой противоречивой тенденции. Мы предлагаем новое объяснение: все дело в увеличении значимости цифровых компаний для экономики США.

Количество торгующихся на бирже компаний может сокращаться по трем причинам: 1) банкротство, неудовлетворительные результаты или закрытие компании; 2) делистинг в связи с покупкой компании или тем, что она становится частной; 3) уменьшение числа IPO. Все три фактора получили распространение в последнее время, что, по нашему мнению, связано с увеличением числа нематериальных активов и знаний в бизнес-моделях компаний.

Новые цифровые компании конкурируют с помощью знаний, стратегии и опытных специалистов, атакуя даже крупнейших лидеров рынка. Они работают по методологии lean, пользуясь облачными и интернет-технологиями, и запускают и распространяют продукты быстрее, чем компании, конкурирующие на рынке с помощью заводов, складов, товарных запасов и поставщиков. Ускоренные темпы касаются и продолжительности жизни компаний. Мы обнаружили, что она значительно сокращалась каждое десятилетие присутствия на бирже, начиная с 1960-х годов. Дальнейший анализ подтверждает, что эта тенденция связана не только с покупками компаний. Ограничив выборку компаниями, ушедшими с биржи по финансовым причинам, мы выяснили, что в этом случае уход с биржи происходит еще быстрее. Кроме того, по мере того как производство перемещается в Азию и все больше американских компаний выбирают цифровые стратегии, они все меньше нуждаются в собственном финансовом, маркетинговом, производственном, сбытовом отделах, бухгалтерии и отделе кадров. Для выполнения этих функций, в той степени, в которой они еще требуются, с помощью цифровых платформ привлекают подрядчиков. В целом цифровые стратегии и быстрое устаревание технологий ведет к росту числа банкротств среди существующих публичных компаний и не увеличивает спрос на IPO. Мы считаем, что эта тенденция — единственная крупная причина сокращения числа торгуемых на бирже компаний. Наш вывод подтверждает тот факт, что в каждом из первых трех пятилетних интервалов XXI века, 2001−2005, 2005−2010 и 2011−2015 гг. самое большое число случаев чистого делистинга, определяемого как разница между компаниями, прошедшими делистинг, и компаниями, чьи акции торгуются на бирже, пришлось на фирмы из сфер производства ПО, электроники и компьютерных технологий.

Эта тенденция в отношении цифровых компаний также сказалась на темпах слияний и поглощений, ежегодно демонстрирующих рекордные результаты. Цифровые компании ценятся за нематериальный капитал так же, как компании ХХ века ценились за землю, строения и заводы. Таким образом, успешные цифровые компании, даже демонстрируя убытки, могут быть привлекательными объектами для компаний, создающих ценность путем совмещения приобретенных нематериальных активов со своими собственными активами. Возьмем, к примеру, Yahoo и WhatsApp, купленные компаниями Verizon и Facebook за миллиарды долларов. Эти сделки становятся более выгодными с ростом преимуществ первопроходцев, развитием технологий и сетевого эффекта. Таким образом, суть преобладающей среди цифровых стартапов стратегии заключается в быстром росте и покупке другой компанией, а не в медленном и устойчивом росте, получении прибыли и выходе на IPO. Рост активности в сфере слияний и поглощений естественным образом снижает количество компаний, акции которых торгуются на бирже.

Еще больше, чем в денежных средствах, сегодняшние развивающиеся компании нуждаются в специалистах, контактах, стратегически важных коммуникациях и инвесторах, которые понимают их бизнес-модель и могут убедить других инвесторов обеспечить многоступенчатое финансирование. Их потребности лучше удовлетворяются опытными инвесторами, вкладывающими деньги в частные компании, чем пассивными инвесторами, вкладывающими деньги в публичные компании. В отличие от последних первые создают ценность в объектах своих инвестиций. Они привносят в них обширные знания, получая прямой доступ к частной информации менеджеров, давая своевременную обратную связь относительно стратегических планов компании, активно управляя посредством представительства в совете директоров, создавая связи с внешними командами ученых и выявляя и облегчая возможности для стратегического партнерства. Такие инвесторы помогают развивающимся компаниям отказаться от функций подбора кадров, маркетинга, производства, дистрибуции и бухгалтерии и найти подходящих поставщиков услуг в этих областях. Новые компании предпочитают оставаться в заботливых руках инвесторов дольше, чем жаждущие капитала производственные корпорации. Например, Uber и Airbnb остаются частными компаниями, несмотря на то, что оцениваются в десятки миллиардов долларов.

Ограничения цифровых компаний в финансовой отчетности также не позволяют им выйти на биржу. Инвесторы публичных компаний часто зациклены на получении немедленной прибыли. Финансовые директора все чаще сомневаются в возможностях трейдеров оценить цифровую компанию. Вспомните недавние слова Маска и решение Dell преобразовать компанию в частную. Развивающиеся цифровые компании ищут инвесторов, которые лучше понимают их бизнес-модели и более терпеливо, чем покупатели акций публичных компаний, обеспечивают финансовые вливания на различных этапах жизни фирмы. IPO — это дорогое удовольствие, кроме того, оно также отнимает время и энергию менеджеров. Таким образом, напрашивается вывод, что сегодняшние развивающиеся компании с большей вероятностью останутся частными, чем компании середины ХХ века.

Итак, что можно сделать для увеличения количества публичных компаний на биржах США, и стоит ли что-то предпринимать? Мы часто относимся к рынку ценных бумаг как к барометру экономической деятельности и к рынку IPO — как к критерию успешной предпринимательской деятельности. Однако нет никаких доказательств того, что сокращение числа компаний на бирже отрицательно сказывается на экономике США. Совокупная рыночная капитализация публичных компаний продолжает расти, уровень безработицы остается на контролируемом уровне, и США сохраняет лидерское положение в области технологического прогресса. Единственное изменение заключается в том, что больше сделок заключается с частными фондами, и на рынок IPO приходит больше компаний, изначально финансировавшихся венчурным капиталом. Те, кто инвестирует в публичные компании, тоже не сидят сложа руки. Институциональные инвесторы направляют все больше сбережений обыкновенных инвесторов цифровым компаниям, приобретая доли в фондах прямых инвестиций. Таким образом, сокращение числа компаний, которые выходят на биржу, можно считать признаком успешной адаптации американских корпораций в соответствии с изменениями в их стратегиях. Это следует приветствовать, а не считать поводом для беспокойства.

Об авторах

Виджей Говиндараджан — профессор Школы бизнеса Така Дартмутского колледжа. Вместе с Рави Рамамурти написал книгу «Reverse Innovation in Health Care: How to Make Value-Based Delivery Work» (Harvard Business Review Press, 2018).

Шиварам Раджгопал — преподаватель бухгалтерского учета и аудита, заместитель декана по исследованиям Школы бизнеса Колумбийского университета.

Ануп Шривастава — доцент Школы бизнеса Хаскейна Университета Калгари.

Луминита Эначе — старший преподаватель Школы бизнеса Хаскейна Университета Калгари, занимается изучением раскрытия финансовой информации компаниями в условиях новой экономики.

* деятельность на территории РФ запрещена