Эпидемия одиночества | Большие Идеи

・ Феномены
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»


Эпидемия одиночества

Чем сплоченнее сотрудники, тем лучше идет бизнес

Автор: Вивек Мурти

Эпидемия одиночества
CSA Images / Gettyimages

читайте также

Как продвигать себя и при этом не прослыть мерзким типом

Дори Кларк

Индийские уроки: чему неудачная денежная реформа может научить мир

Бхаскар Чакраворти

Плюс электрификация страны

Маджумдар Арун

Безоговорочное исполнение

О’Брайен Луиза,  Стюарт Томас

Ранним утром 24 августа 1992 года мы с родными набрались смелости, выглянули из укрытия и поняли, что наш город и наша жизнь изменились навсегда. В укрытие за несколько часов до этого нас загнал ураган «Эндрю», обрушивший на юг Флориды сокрушительные ливни. Скорость ветра достигала 270 км/ч. Когда все было кончено, мы увидели страшную картину: повсюду валялись обломки зданий; со столбов свисали оборванные провода; в ветках деревьев ­запутались ­обитатели моря, заброшенные штормом далеко вглубь суши.

Подобно тысячам соотечественников, мы пережили и ураган, и множество последовавших за ним дней отчаяния только благодаря доброте людей, помогавших нам найти еду, воду и кров. «Эндрю» подарил штату ощущение единства и сплоченности: казалось, пострадавшим помогала вся нация — и все старались поддержать друг друга. Но в дальнейшем, по мере возвращения к комфортной жизни, мы стали забывать об этом единстве. Каждый занялся личными, домашними, рабочими и школьными делами — и былая общность распалась.

Сегодня, глядя на множество регионов мира, раздираемых бедствиями всех мастей, я задумываюсь: почему трагедия сближает нас, а потом мы легко теряем эту близость?

Моя озабоченность социальными связями в современном мире легко объяснима. Одиночество — чума нашего времени. Технологии обеспечили людям невиданные доселе возможности общения, и все же мы вдвое более одиноки, чем в 1980-е годы. В наши дни более 40% взрослых американцев ощущают себя изолированными от общества, а исследования показывают, что истинные показатели могут быть даже выше. Уже несколько десятилетий снижается доля тех, у кого есть близкий человек, с которым можно поделиться переживаниями. Множество сотрудников компаний — в том числе половина гендиректоров — утверждают, что чувствуют себя одинокими на работе.

Когда я был главным военным хирургом США, я наблюдал, как чувство изолированности гнетет людей всех возрастов и социальных страт. Я общался с городскими и сельскими школьниками, которые из-за одиночества вставали на путь насилия, вступали в банды, начинали принимать наркотики. Я разговаривал с родителями, чьи дети умерли от передозировки и которым не с кем было поделиться своим горем: все, что связано с зависимостью, стигматизировано в нашем обществе. Я беседовал с фабричными рабочими, врачами, владельцами малого бизнеса и учителями: им не с кем было общаться на работе и они были на грани полного выгорания.

За годы врачебной практики я чаще сталкивался не с ишемией или диабетом, а именно с одиночеством. У нас был пожилой пациент, который приходил в больницу каждые несколько недель, ища избавления от хронической боли — и простого человеческого общения: он был очень одинок. Помню женщину средних лет, у которой развивался СПИД, но ей некому было рассказать о своих страданиях: она тоже была одинока. Я обнаружил, что чувство неприкаянности часто провоцирует клинические заболевания, усугубляет их и тормозит выздоровление.

Возможно, вас это не удивит. Весьма вероятно, что вы сами или кто-то из ваших знакомых борется с одиночеством. Эту проблему нельзя недооценивать. Слабость социальных связей и ощущение изолированности сокращают жизнь — примерно как выкуривание 15 сигарет в день. Они даже вреднее, чем ожирение. При этом на битву с одиночеством тратится значительно меньше ресурсов, чем на борьбу с курением или избыточным весом. Изолированность от общества коррелирует с высоким риском сердечно-сосудистых заболеваний, деменции, депрессии и тревожности. На работе она снижает производительность труда, уровень ­креативности и мешает эффективно функционировать, в том числе размышлять и находить решения. Поэтому важно принять срочные меры — ради своего здоровья и развития.

Поняв, какую цену мы платим за одиночество и в экономическом, и в гуманитарном плане, мы должны определить, кому следует взять на себя ответственность за решение этой проблемы. Задача правительства и представителей системы здравоохранения — объяснить людям, как социальная изолированность влияет на их жизнь, выявить пострадавших и найти эффективные меры борьбы с одиночеством. Однако для достижения устойчивого результата требуется участие институтов, с которыми люди взаимодействуют большую часть времени: семьи, школы, общественных учреждений и работодателей. Особым потенциалом обладают компании: они могут продвигать изменения на социальном уровне не только за счет укрепления связей между сотрудниками, партнерами и клиентами, но и благодаря своей способности функционировать как центры инноваций, вдохновляющие другие организации на борьбу с проблемой одиночества.

ПРИЧИНЫ ИЗОЛИРОВАННОСТИ

Одиночество — это субъективное ощущение недостаточности социальных связей. Почему оно усиливается последние десятилетия? Отчасти потому, что люди стали мобильнее и чаще живут в отрыве от друзей и родных. Число тех, кто проживает один, сегодня выше, чем когда-либо (с тех пор как перепись населения начала фиксировать этот показатель). Если мы посмотрим на рабочие процессы, окажется, что за счет современных подходов — например, ­телекоммуникаций и проектной занятости, характерной для гигономики, — наш труд стал гибче, но при этом мы реже общаемся лично и завязываем приятельские отношения. Даже работа в офисе не гарантирует дружбы: кругом много коллег и пространство все чаще не поделено на кабинеты — но каждый молча смотрит в компьютер, а на совещаниях думает о делах, а не о людях.

Для установления связей между коллегами существуют неформальные мероприятия, кофе-брейки и тимбилдинги, но помогают ли они обрести друзей? В среднем мы проводим с сослуживцами больше дневного времени, чем с родными, но знают ли коллеги, что у нас за душой? В курсе ли они, чем мы дышим? Готовы ли разделить наши радости и печали?

Это не риторические вопросы: люди — существа социальные. Когда-то способность налаживать ­доверительные отношения и кооперироваться повышала шансы получить стабильный источник пищи и защиту от хищников. За тысячелетия мы научились ценить связи, и теперь их отсутствие ввергает наш организм в стресс. Длительный или хронический стресс приводит к частому повышению уровня кортизола — гормона стресса, который также связан с усилением воспалительных процессов. В результате повреждаются кровеносные сосуды и другие ткани, растет риск болезней сердца и суставов, диабета, а также депрессии, ожирения и преждевременной смерти. Хронический стресс способен повлиять на работу префронтальной коры головного мозга, отвечающей за принятие решений, планирование, регулирование эмоций, анализ и абстрактное мышление.

Это плохо воздействует не только на здоровье, но и на бизнес. Исследователи Gallup выяснили, что крепкие ­социальные связи на работе способствуют вовлеченности в трудовой процесс и улучшению результатов труда, снижая риск болезней и травм. Соответственно, отсутствие социальных связей ухудшает сразу множество показателей. Активное общение выгодно еще и потому, что повышает самооценку и уверенность в себе, а также порождает положительные эмоции — а значит, защищает человека от возможного стресса и позитивно влияет на его физическое состояние. Исследования доказали, что компании, сотрудники которых считают свою работу очень нервной, тратят на поддержку их здоровья значительно больше других.

И с биологической, и с психологической, и с экономической точек зрения, компаниям выгодно призывать сотрудников налаживать социальные связи. Чем сплоченнее коллектив, тем лучше и с большим энтузиазмом работают люди — и тем меньше они болеют, реже травмируются и выгорают.

КАК УКРЕПИТЬ СВЯЗИ МЕЖДУ СОТРУДНИКАМИ

Мой опыт показывает, что люди больше всего вкладываются в работу, если ощущают внутреннюю связь с коллегами и разделяют ценности компании. Когда я был главным хирургом, мы поставили перед собой цель — создать команду, способную эффективно решать ряд важнейших проблем здравоохранения, — и активно расширяли штат. Хотя сотрудники неплохо ладили между собой, вскоре стало очевидно, что мы недооцениваем их богатый жизненный опыт, который, безусловно, влиял на результат общего труда. А ведь среди них были медсестра, удостоенная медали за работу в ­горячих точках; женщина, много лет лечившая заключенных в тюрьмах; выдающийся пианист и проповедник; бегун-олимпиец и несколько человек, помогавших своим родственникам справиться с той или иной зависимостью. Хотя мы входили в состав Вооруженных сил и наследовали их жесткие правила и иерархию, сотрудники очень хотели узнать побольше друг о друге.

Чтобы сплотить команду, мы придумали специальное упражнение: во время еженедельных совещаний коллеги делали пятиминутный доклад в картинках о себе. Те, кто рассказывал, получали возможность продемонстрировать, чем они живут; те, кто слушал, — возможность взглянуть на докладчика его глазами.

Мы сразу почувствовали отдачу. Люди стали с нетерпением ждать новых презентаций и полюбили совещания. Видя искреннюю реакцию на свою историю, они поняли, что их ценят в коллективе. Даже те, кто раньше отмалчивался во время дискуссий, стали высказываться. Многие начали брать на себя дополнительные обязанности. Общий уровень стресса снизился. Сотрудники признавались мне, что ощутили более тесную связь с коллегами и готовность вкладываться в общее дело.

Помню презентацию одного заслуженного морпеха. Я думал, он посвятит выступление своим армейским достижениям, а он заговорил о непростых отношениях с папой и о том, как сейчас дух его покойного отца сквозит в музыкальных дарованиях внуков. Он рассказал о матери, которую боготворил, и о том, как воспоминания о ней в трудную минуту придавали ему сил. Морпех говорил, и в его глазах стояли слезы. Помню, как я проникся к нему в тот момент, как был вдохновлен его ­откровенностью, как мне захотелось задуматься над собственными отношениями. Мы и раньше были с ним довольно дружны, но с того дня связь стала еще крепче.

Я упомянул это упражнение не потому, что это лекарство от одиночества, а потому, что оно доказывает, как важны даже небольшие шаги в нужном направлении. Подобные малые дела могут сыграть огромную роль в оздоровлении как человека, так и экономики.

КАК НАЛАДИТЬ ОБЩЕНИЕ

Понятно, что ради здоровья сотрудников и компаний необходимо культивировать социальные связи на рабочем месте. И хотя вроде бы нет ничего проще, чем устроить тимбилдинг, или выпить кофе с коллегой, или поболтать у кулера об «Игре престолов», настоящая дружба требует атмосферы, в которой люди не боятся быть собой и говорить о своем опыте — рабочем и личном. Вот пять приемов, нацеленных на выстраивание отношений, которые могут принести пользу здоровью и повысить производительность труда.

Оцените нынешние отношения между людьми в компании. Сильные связи — это не столько количество друзей и близких, сколько качество отношений с ними. Вы можете ощущать одиночество, даже находясь в гуще событий и имея тысячи контактов в LinkedIn и на Facebook. И наоборот, иногда буквально несколько друзей могут дать вам чувство полноценной включенности в общество. Чтобы оценить качество взаимоотношений в вашей организации, ответьте на следующие вопросы. Убеждены ли сотрудники, что коллеги ценят их и учитывают их интересы? Считают ли они, что культура компании поддерживает добросердечность в общении между людьми? Что, по их мнению, лежит в основе их отношений с коллегами — любовь или страх?

Объясните людям, что такое качественные отношения. Сильные социальные связи предполагают общие переживания и взаимовыгодное двустороннее взаимодействие, где оба и дают, и принимают. Качественные отношения основываются на привязанности и подпитываются добротой, сочувствием и ­великодушием. На эти положительные характеристики часто смотрят как на слабость, мешающую трезво оценивать людей и принимать непростые решения. Но все больше исследований указывают на то, что позитивные переживания — как раз наоборот — улучшают и результаты наших действий, и нашу способность справляться с проблемами. Расскажите сотрудникам и коллегам, какие отношения вы приветствуете на рабочем месте и какое поведение (например, проявление щедрости) способствует формированию таких отношений.

Сделайте усиление социальных связей стратегическим приоритетом организации. Выстраивать целостную культуру, поощряющую общение, важнее, чем проводить отдельные мероприятия. Вам потребуется поддержка сотрудников всех уровней, особенно руководящих. Если топ-менеджеры начнут работать над собственными отношениями с коллегами, это станет мощным сигналом для остальных — тем более если лидеры подчеркнут, что открытость и уязвимость могут быть источниками силы, а не слабости. Спросите себя: поддерживает ли нынешняя культура и политика организации развитие доверительных отношений между людьми?

Призывайте сотрудников помогать друг другу и принимать предложенную помощь. Это кажется парадоксальным, но именно в моменты одиночества особенно полезно предлагать помощь окружающим и позволять им помогать себе: это создает и укрепляет общность между людьми. Помню, во времена интернатуры я отвечал за работу отделения интенсивной терапии, и как-то поздно вечером к нам неожиданно поступило много тяжелых пациентов. Коллега увидел, что я зашиваюсь, и предложил помочь. Благодаря его благородному порыву нам удалось быстро обеспечить катетерами всех пациентов с инфекциями кровотока, моментально ввести антибиотики и, по сути, спасти им жизнь. Этот час напряженного труда сплотил нас на долгие годы. Предложение и принятие помощи — способ в буквальном смысле прочувствовать удивительное единение.

Дайте людям возможность узнать больше о жизни друг друга. Искренние отношения чаще всего завязываются там, где нас принимают и ценят как разносторонних личностей — не просто сотрудников, а любящих родителей и детей, неравнодушных граждан, жителей того или иного района, обладателей тех или иных увлечений. Каждый может найти место для неформального общения с коллегами — на официальной встрече или на дружеском обеде.

СИЛА ПОДДЕРЖКИ

Размышляя об одиночестве, я всегда вспоминаю первый день интернатуры. Кто-то из преподавателей посоветовал нам позвонить близким и предупредить, что в ближайший год у нас не будет на них времени. Еще в институте мы много слышали о трудной жизни интернов — смены долгие, работа изнурительная, на общение не остается ни времени, ни сил. В то утро мысль об отрыве от важнейших для нас социальных связей привела нас в уныние.

Однако, несмотря на все страхи, следующие три года стали лучшими в моей жизни. Бесконечные тяжелые смены окупились сполна. Да, мне действительно было нелегко поддерживать связь с друзьями, но со ­временем я приобрел настоящих верных товарищей среди коллег по больнице.

В итоге каждая смена стала для меня встречей с единомышленниками. Жизнь испытывала нас на прочность и эмоционально, и интеллектуально, и физически: мы утешали умирающих, упорно искали источник инфекции в организме тяжелобольных, работали через не могу — но ощущение поддержки со стороны коллег смягчало (и ­зачастую предотвращало) проблемы. Это ощущение помогало мне работать дольше — с большей отдачей и с большей радостью — и эффективнее лечить тысячи пациентов. Сегодня, много лет спустя, я думаю, что глубокие отношения в нашем коллективе имели далекоидущие последствия: я внут­ренне вырос не только как врач, но и как коллега и руководитель.

Мир переживает эпидемию одиночества. Если мы не наладим крепкие, искренние социальные связи между людьми, то продолжим атомизироваться и на уровне рабочих коллективов, и на уровне социума. Вместо того чтобы сплачиваться для решения непростых задач, мы будем расползаться по норам — неудовлетворенные жизнью, больные, одинокие. Пора принять срочные меры, чтобы выстроить связи, без которых не могут существовать ни сильная компания, ни сильное общество — и которые сделают каждого из нас здоровее и счастливее.

Об авторе. Вивек Мурти (Vivek Murthy) — в прошлом главный военный хирург США; один из основателей TrialNetworks — софтверной компании, оптимизирующей сотрудничество в сфере клинических испытаний (ныне в составе DrugDev).

* деятельность на территории РФ запрещена