Новые одиночки | Большие Идеи

・ Феномены


Новые одиночки

Если человек живет один, он вовсе не обязательно одинок. Более того, если он предпочел одиночество браку, в котором не был бы счастлив, это гораздо полезнее и для человека, и для общества в целом.

Автор: Гусинская Ирина

Новые одиночки

читайте также

Российский автопром против воровства

Владислав Бутенко,  Жукалин Павел,  Мауэрер Стефан

Как эффективно работать и всегда успевать к самым близким

Элизабет Грейс Сондерс

Креативность по расписанию: почему мы неэффективно решаем творческие задачи

Джексон Лу,  Малия Мейсон,  Модьюп Акинола

Капитализм потребителей

Роджер Мартин

Каждый седьмой взрослый американец живет один, а в Швеции — и вовсе каждый третий. В России перепись 2010 года показала, что одиночки составляют четверть населения, правда, в отличие от США и Европы, это в основном пожилые женщины, разведенные или овдовевшие. Доля «одиночек» растет во всем мире, и социологи бьют тревогу: люди отдаляются друг от друга, замыкаются в себе, общество больно одиночеством. Но человек, живущий один, совершенно необязательно несчастен, чаще даже наоборот, — утверждает профессор социологии Нью-Йоркского университета Эрик Клайненберг в книге («Going Solo: The Extraordinary Rise and Surprising Appeal of Living Alone» (Сольная партия: Почему все больше людей выбирают одиночество). Его многолетнее исследование и долгие беседы с жителями разных частей света, сознательно выбравшими одиночество, привели к выводам, резко отличающимся от принятой в популярной социологии точки зрения на проблему.

Дело даже не в том, что синглтонов (так автор называет героев своего исследования, предпочитающих одинокую жизнь), с каждым годом все больше. Одиночки сегодня — не ярые индивидуалисты, не изгои, не чудаки и не кидалты, избегающие серьезных отношений, а сознательно выбравшие такой путь профессионалы, люди психологически зрелые и свободные от стереотипов.

Стремительно растет число успешных одиноких женщин, которые видят в своем одиночестве не проблему, а привилегию: посвящать время себе, чувствовать себя личностью, а не чьей-то «половиной». Начало этой тенденции положила опубликованная в 1962 году книга главного редактора Cosmopolitan Хелен Герли Браун «Sex and the single Girl» (Секс и одинокая девушка), в которой автор выступила с призывом: перестать давить на одиноких женщин, вынуждая их заключать брак, лишь бы не чувствовать себя белыми воронами. С момента выхода книги Браун развод стал обычным явлением (согласно федеральной статистике, каждый пятый взрослый американец разводился), но и сейчас многие пары остаются вместе только по привычке, потому что разучились или никогда не умели жить в одиночку — и просто боятся той свободы, которую даст им расставание с долговременным партнером.

Разумеется, совместная жизнь имеет свои преимущества. Да, приятно, когда есть человек, которому можно рассказать все, что угодно, в любое время суток и на которого всегда можно положиться (но ведь необязательно жить с этим человеком под одной крышей). Хорошо жить в квартире попросторнее, делить расходы, не бояться заболеть, потерять работу или радикально изменить свою жизнь — рассчитывая, что партнер поддержит любое ваше начинание. Но современные браки недолговечны (в России распадается каждый второй) — и в конце концов, каждый из нас может рассчитывать только на самого себя. Кроме того, жизнь не 

с тем человеком не убавляет, а прибавляет ощущение одиночества («Мы входим в мир одинокими и одинокими покидаем его», — говорил Зигмунд Фрейд).

Марк, один из опрошенных Клайненбергом синглтонов — успешный человек в Нью-Йорке, полном одиноких женщин. Марк сполна насладился всеми преимуществами холостяцкой жизни. Правда, изредка ему приходилось выслушивать жалобы заждавшейся внуков матери, но в основном он чувствовал себя на коне, ведь женатые друзья часто ему завидовали. А вот одинокие женщины после 30 испытывают гораздо более ощутимое давление общественного мнения. Люди — друзья, семья, даже новые знакомцы — настойчиво обсуждают их семейное положение и всегда готовы свести с холостяком — остальные вопросы из жизни одинокой дамы волнуют их гораздо меньше. Женщины убеждены, что дело вовсе не в заботе о них, а в том, что вопрошающие проецируют на них собственную неудовлетворенность и представления о мире, где «старых дев» принято считать «второсортными», «негодными», не познавшими чего-то большого и важного. Не только друзья давят на одиноких женщин: СМИ регулярно разражаются советами, как стать сексуально привлекательной и женить наконец на себе подходящего мужчину — а не то страдать вам в одиночестве до конца ваших дней и никогда не испытать радости материнства. В результате чем дальше от отметки «30» уходит возраст женщины, тем чаще ее посещают мысли, что стоило бы все-таки найти партнера и/или родить — даже если внутренней потребности в этом у нее нет. Из-за социального давления одиночкам сложно чувствовать себя полноценными и счастливыми, даже если они вполне довольны своей жизнью, — ведь все вокруг считают их неудачницами.

Шерри Лэнгберг на собственном опыте увидела, что одиночек дискриминируют на работе. В крупной компании, где она оказалась, руководство, зная ее семейное положение («не замужем»), предъявляло к ней повышенные требования, априори полагая, что она всегда может задержаться на работе и не нуждается в повышении и бонусах. Когда она пожаловалась на двойные стандарты, ей ответили, что одинокой женщине вроде нее, хорошо одетой и постоянно где-то тусующейся, прибавка ни к чему  — детей-то у нее все равно нет. Тогда-то она и ушла в свободное плавание и создала свой интернет-ресурс по защите прав одиночек.

Серьезная проблема для них — невозможность подобрать (снять или купить) подходящее жилье: арендодатели опасаются, что новый жилец будет водить к себе компании и нарушать общее спокойствие, а купить маленькую квартирку еще сложнее: изначально жилье проектируется под семьи: оно слишком дорого и слишком велико для человека, который не планирует семьей обзаводиться.

Пропаганда института брака наносит вполне ощутимый ущерб: человек начинает сомневаться в себе, как будто нет другого пути стать хорошим, достойным, счастливым человеком, кроме как соединившись со своей «половиной». Правда же состоит в том, что сегодня все больше людей сознательно не хотят вступать в брак или съезжаться с партнером — и глупо пытаться изменить их решение. Молодые убеждены, что пожить одному важно, чтобы выбрать верный путь в жизни и действительно повзрослеть. Люди постарше считают, что это полезно после развода — чтобы собрать себя воедино и вновь обрести контроль над собственной жизнью. Пожилые верят, что жизнь в одиночку позволит им прожить остаток дней в собственном ритме и ни под кого не подстраиваться.

Поборники брака возразят: хорошо жить одному, когда ты молод и успешен — но что если подкосит болезнь или случится очередной кризис и ты останешься без работы? Кто поддержит тебя в этом случае? Заменят ли коллеги и друзья семью? Но в развитых странах, где доля «одиночек» чрезвычайно высока, более 90% населения говорят, что у них есть к кому обратиться в трудную минуту за поддержкой любого рода. Одинокая старость опасна для бедняков, но она грозит им и в случае, если они переживут близких.

Миллионы людей по всему миру, несмотря на все неудобства, выбирают путь одиночки. Не значит ли это, что надо прекратить их переубеждать и позволить им чувствовать себя полноценными членами общества? Проектировать и строить компактные квартиры (в Швеции, например, 47% жилья занято одиночками), продумывать инфраструктуру, обеспечивать медицинские и иные услуги, скорректировать социальную политику. Одинокие состоявшиеся люди крайне полезны экономике. У них больше времени, и они в два раза чаще, чем женатые или замужние, ходят в бары и клубы, едят в ресторанах, учатся после работы, посещают театры и выставки. Но самое главное: одиночество дает время, чтобы понять, что для тебя действительно важно, реализовать свои мечты и установить значимые, глубокие связи с другими людьми. Ведь, как писал Эрих Фромм, «умение быть одному является условием способности любить». Истинная любовь всегда начинается с любви к себе, а путь к себе быстрее всего можно найти в одиночестве.