Что мы не знаем об экономике Кубы | Большие Идеи

・ Феномены
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Что мы не знаем об
экономике Кубы

После 2009 года экономика Кубы так и не оправилась. Отчеты показывают 2% рост, но, учитывая неточность кубинской статистики, более вероятно — около нуля.

Автор: Хорхе Домингес

Что мы не знаем об экономике Кубы

читайте также

Как строить устойчивую карьеру в условиях гиг-экономики

Сут И Вонг

Что делать, если совет «Избегайте стресса» кажется издевательством

Элис Бойес

Лидерами не рождаются, а становятся

Маршалл Голдсмит

«Что вы сейчас сказали?»: чем опасны модные слова, которые используют в деловой коммуникации

Адам Галински,  Закария Браун,  Эрик Анисич

Недавно на первой странице кубинской газеты появилась статья о двухэтажном доме в старинной части Гаваны: дом рухнул, четверо жильцов погибло. Это мрачный факт, касающийся состояния многих домов в столице Острова Свободы, да и в других частях страны. И это — образ кубинской экономики, которая во многих отношениях обветшала, и ей грозит коллапс.

Экономика Острова Свободы ожила в декабре 2014 года с восстановлением дипломатических отношений с США. Вновь открылось американское посольство в Гаване. Облегчен визовый режим. В сентябре ожидается визит Папы. Так что внешне может показаться, будто началось бурное развитие бизнеса и всего прочего. Но чтобы понять, куда движется Куба, надо разобраться, где до сих пор находилась ее экономика, ее народ, ее правительство и ее рынок.

Рост ВВП на душу населения в 2015 году не отличается от цифр в далеком 1985 году. Вкратце экономическая история Кубы выглядит так: она достигла пика под конец 1984 года и во второй половине 1980-х начала потихоньку сползать вниз. В первые четыре года 1990-х — крутое пике, примерно треть от общего объема производства и рынка накрылось, и выздоровление затянулось надолго. Был подъем в 2000-е, когда Венесуэла поставляла нефть с большой скидкой. Пик пришелся на 2008—2009 годы, затем наступил финансовый кризис.

После 2009 года экономика Кубы так и не оправилась. Отчеты показывают 2% рост, но, учитывая неточность кубинской статистики, более вероятно — около нуля. Мрачно.

Население Кубы, а это без малого 11,2 миллиона человека, сокращается и стремительно стареет. С 1978 года страна недотягивает до полного демографического замещения, и это подрывает надежды на продуктивность и рост: ведь для роста нужны специалисты в расцвете лет, а на Кубе совсем не те демографические процессы.

На Острове Свободы сокращается число начальных школ и открываются новые дома для престарелых, вместо педиатрических поликлиник — геронтологические. Это нелегкое бремя для экономики, но в то же время это новые возможности для бизнеса: энергично строится жилье для пенсионеров. К 2030 году, по прогнозам, население Кубы составит 10,8 миллиона человек — и среди них людей старше 60 лет будет уже не 2 миллиона как сейчас, а 3,5.

Читайте материал по теме: Экономика: настала ли пора менять парадигму?

Но все не так мрачно: ведь продолжительность жизни на Кубе не уступает показателям США, Канады и стран Западной Европы, а это предполагает высокий уровень образования и доступность базовой, но качественной медицины. И пусть на ежедневные пиры не хватит, минимальным достаточным питанием тоже обеспечены все. Есть возможности заниматься спортом. Все это — необходимые условия благосостояния. И они требуют существенной и эффективной организационной работы.

Если сложить воедино все эти сведения об уровне здравоохранения и образования, станет очевидно, что Куба — как практически никакая другая страна в мире — все-таки вкладывается в человеческий капитал и что в последние полвека отдача от этих инвестиций почему-то очень низка. Инвестиции в человеческий капитал — компании или страны в целом — непременно приносят хороший доход при условии, что правильно выбраны стимулы. Иными словами, нужен хороший организационный дизайн, и тогда все эти образованные, хорошо подготовленные люди будут делать свое дело. Как раз такого оргдизайна и недостает Острову Свободы. Зато есть колоссальный ресурс хорошо обученных работников. Вероятно, это лучшие, наиболее подготовленные работники, причем по самой низкой цене на мировом рынке труда. Работники такого уровня есть, пожалуй, в Сингапуре, да только там они не так уж и дешевы.

Этому качеству работников не мешает даже слаборазвитая инфраструктура. На Кубе лишь семь жителей из ста имеют компьютеры — один из самых низких показателей в обеих Америках. Доступ в интернет для кубинца неимоверно дорог: при медианной зарплате ниже 20 долларов оплата Netfix даже со льготами и скидками съест половину месячного дохода.

Читайте материал по теме: Эмбарго работает, но не так, как хотела бы Америка

Как же на Кубе зарабатывать? Ныне главный источник дохода — экспорт медицинских услуг в виде врачей, медсестер и младших специалистов в Венесуэлу и Бразилию. Пока что в официальной статистике эта графа никак не отражена. Основной ресурс Кубы на мировом рынке уже не сахарный тростник. Туризм все еще развит — море, солнце, и последний коммунистический динозавр в мире стоят того — но главным ресурсом становятся мозги. Вот где стоит размещать больницы, а также компании, в которых будут работать специалисты по прикладным наукам, биотехнологические и фармацевтические лаборатории.

О кубинских биотехнологиях нам известны две вещи. Во-первых, тут первоклассные прикладные науки. А во-вторых, тут отвратительная бизнес-модель для биотехнологических компаний. Эти люди умеют создавать хорошие новые продукты, но они не умеют их продавать. Проблема решаемая, но пока за нее никто не брался, а потому будет правильно в ближайшем будущем наладить партнерство с фармацевтическими корпорациями Европы, Канады или Америки.

Так что же, дверь для американских инвестиций открыта? Пока нет. Разрешать американским компаниям инвестиции на Кубе — по-прежнему прерогатива Управления по контролю за иностранными активами (OFAC), и пока что в документах этого ведомства сохраняются инструкции, действовавшие до 17 декабря: любые экономические взаимодействия с Кубой — и торговля, и инвестиции — возможны только с особого разрешения OFAC. С другой стороны, любая иностранная инвестиция из любой страны должна получить одобрение правительства, и пока что ни одна такая сделка с США не была санкционирована.

Читайте материал по теме: Во что превратился капитализм в XXI веке

Многих людей особенно волнует вопрос о свободе перемещения между США и Кубой. JetBlue недавно возобновила прямые рейсы из Нью-Йорка, однако стоит отметить, что с конца 1970-х функционировали чартерные рейсы из Майями на Кубу. OFAC принимала специальные решения по конкретным авиалиниям, и таким образом на протяжении целого ряда лет все же поддерживалось сообщение, в основном на уровне группового культурного, образовательного и религиозного туризма.

С 1960 года в США действовало эмбарго на экономическое партнерство с Кубой. Все еще сохраняются ограничения в сфере туризма. Что же касается экспорта, Джордж Буш еще в 2001 году разрешил на усмотрение президента поставки сельскохозяйственной продукции, и общий объем их превысил за 2002—2004 годы 5 миллиардов долларов.

Но, как ни странно, с началом провозглашенного президентом Обамой нового курса объем поставок из США на Кубу упал более чем на треть (если сравнить данные с января 2014-го по первые месяцы 2015 года). То есть бума в торговле между США и Кубой нам еще придется ждать.

У Острова Свободы существует частный, или, как здесь принято обозначать, «негосударственный» сектор экономики. Это предприятия смешанного типа (с участием иностранного и государственного капитала) и «самозанятое население». Из 11 с небольшим миллионов человек около полумиллиона обзавелись лицензиями на индивидуальную трудовую деятельность (согласно предоставленному отчету президента Рауля Кастро Национальному собранию в июле 2015 года). По подсчетам кубинских специалистов, на каждую лицензию приходится в среднем четверо законно оформленных наемных работников, то есть всего в этом секторе может находиться до двух миллионов человек. Среднее число наемных работников в секторе самозанятости не превышает четырех, потому что начиная с пяти растет ставка налога. На Кубе весьма своеобразная система налогообложения. Отсутствует налог на доходы физических лиц, отсутствует налог на добавочную стоимость, однако существует налог на количество наемных работников. Такая система не способствует экономическому росту или расширению рынка труда.

Читайте материал по теме: Инвесторы всегда возвращаются... даже в Аргентину

Существует список профессий, в которых разрешена индивидуальная трудовая деятельность: все, что не вошло в этот список, либо запрещено, либо закреплено исключительно за государственными предприятиями. Среди разрешенных профессий — слесарь и электрик, но в нем крайне мало профессий, предполагающих высшее образование. То есть страна, так много вкладывающая в человеческий капитал, говорит своим гражданам: раз ты выбрал университет, будешь работать на государство.

Например, вы учитесь в медицинском институте Гаваны. Здравоохранение — сугубо государственный сектор. А если вы хотите зарабатывать больше? Тогда вы вспоминаете, что в институте изучали английский, увольняетесь из больницы и устраиваетесь горничной в отель. Теперь вы зарабатываете больше — потому что единственной вашей «рыночной ценностью» оказалась способность объясниться по-английски с туристами.

И это — трагедия для человека и для общества в целом. Получается, что вся пирамида мотивации в системе образования опрокинута с ног на голову. В частном секторе встречаются люди с университетским образованием, но работают они не по специальности, указанной в дипломе. Некоторые исключения есть — например, с педагогическим образованием можно стать гувернером, но не существует элитных частных школ. Можно приватно преподавать иностранные языки, но не математику (это уже прерогатива государства).

То есть частный сектор очень узок. И хотя иностранные инвестиции появляются, но их пока мало. Кубинский закон 2014 года наконец допустил существование предприятий со стопроцентным иностранным капиталом, но на деле существуют лишь совместные с кубинским правительством предприятия.

Международные экономические отношения Кубы достаточно разнообразны. В 2013 году страна экспортировала (в долларовом выражении) на 343 миллиона товаров в Китай, а ввезла оттуда на 1,5 миллиарда. В Бразилию отгрузила товара на 81 миллион, а получила на 614 миллионов. Главный торговый партнер, Венесуэла, продала Кубе товаров на 4,9 миллиарда долларов, а приобрела на 2,3 миллиарда. Но отношения с Китаем имеют одно важное последствие: Китай настаивает на безотлагательной реформе кубинской экономики и переходу к открытому рынку. Несколько неожиданно, что Китай выступает сторонником такой модели, тем не менее Кубе предлагается в качестве образца именно китайский путь (все же помнят реформы Дэн Сяопина и к чему они привели?).

Мы порой упускаем из виду, насколько умело руководят своей страной китайские политические лидеры. Они замечательно справляются со своей задачей. Они сумели сохранить власть. Кто бы мог вообразить, что все коммунистические режимы Европы рухнут и этот строй уцелеет только на Кубе и в четырех азиатских странах?

Куба обладает большими ресурсами образованных низкооплачиваемых работников, а также несомненным предпринимательским капиталом. Если политические лидеры страны снимут ограничения по инвестициям, предложат правильные стимулы и проведут реформу налогообложения, расцвет экономики не за горами. Но не слишком ли многого мы требуем от острова, который так долго был изолирован от остального мира и застрял в прошлом?

Читайте по теме: