Пять оттенков любопытства | Большие Идеи

・ Наука
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Пять
оттенков любопытства

Что вызывает жажду знаний

Авторы: Дэвид Дисабато , Карл Нотон , Тодд Кашдан , Фэллон Гудман

Пять оттенков любопытства
Фото: Christina Gandolfo

читайте также

Аморальная история: как завышенные цели портят сотрудников

Карен Нивен,  Колм Хили

Человек Безнадрывный

Ольга Коновалова

«Затраты на сложность трудно разглядеть»

Дэниел Макгинн

Ключевой элемент трансформации

Даниил Рыбак

Психологи собрали множество данных о пользе любознательности. Она делает нас умнее: в одном исследовании любопытные дети от 3 до 11 лет улучшали свои результаты в тестах на интеллект сильнее, чем нелюбознательные. Она повышает выносливость: даже просто описывая день, когда нам было интересно, мы ощущаем на 20% больший прилив сил, чем рассказывая о периоде безмятежного счастья. Она заставляет нас погружаться в задачу, лучше работать и достигать целей: любознательные студенты-психологи получали больше удовольствия от лекций (и более высокие оценки), а также записывались на большее число курсов по данной дисциплине.

С 1950-х годов психологи пытаются объяснить, что делает людей любопытными. Сегодня мы уже не рассматриваем любопытство как единое качество, а выделяем в нем несколько аспектов. Пришло время спрашивать не «Любопытны ли вы?», а «Что движет вашим любопытством?».

Краткая предыстория

В 1950-х годах психолог Дэниел Берлайн одним из первых предложил комплексную модель любопытства. Он считал, что все мы стремимся к оптимальному состоянию между двумя крайностями: недостимуляцией (нехваткой задач, людей, сложных ситуаций) и сверхстимуляцией. При этом задействуются два описанных Берлайном механизма: диверсивное любопытство (когда от скуки мы ищем любые стимулы) и специфическое любопытство (когда при избытке стимулов пытаемся осмыслить происходящее и снизить возбуждение).

В 1994 году Джордж Левенштейн из Университета Карнеги — Меллон, опираясь на выводы Берлайна, предложил теорию «информационного пробела». Он утверждал, что любознательность рождается от ­понимания того, что у нас нет всей нужной информации: возникающее при этом чувство неопределенности заставляет нас искать недостающие сведения.

Но эти теории не объясняют, например, что заставляет туристов посещать музеи, предпринимателей — изучать результаты бета-тестирования, и всех нас — с головой погружаться в чтение интересных книг. В 1970-е Эдвард Деси из Университета Рочестера пришел к выводу, что любопытство также связано с нашей склонностью «искать новое и преодолевать трудности, развивать и применять свои способности, исследовать и учиться». Оно нужно нам не только для борьбы с дискомфортом, но и для удовольствия.

Психолог Марвин Цукерман из Университета Делавэра с 1960-х по 2000-е изучал страсть людей к острым ощущениям и риску ради ярких и разнообразных эмоций, а Бритта Реннер из Университета Констанц с 2006 года исследует социальное любопытство — интерес к тому, как мыслят, чувствуют и действуют другие люди.

Пятифакторная модель

Обобщив эти и другие исследования, мы с Патриком Макнайтом из Университета Джорджа Мейсона создали пятифакторную модель любопытства. Первый фактор — это чувствительность к депривации, то есть умение заметить пробел в знаниях, заполнение которого даст облегчение. Люди с такой чувствительностью готовы без устали корпеть над решением задачи.

Второй фактор — радость исследователя, то есть глубокий интерес к миру. Это приятное состояние, дающее ощущение полноты жизни.

Третий фактор — социальное любопытство: стремление говорить с людьми, слушать их и наблюдать за ними, чтобы понять, что они думают и как действуют. Человек — социальное существо, и сбор сведений о других очень важен для нас: это лучший способ узнать, кто друг, а кто враг.

Четвертый фактор — стрессоустойчивость, то есть способность справляться с беспокойством по поводу чего-то непривычного. Те, кому недостает этого качества, видят информационные пробелы, испытывают интерес к миру и поведению людей, но боятся исследовать новое.

Пятый фактор — любовь к острым ощущениям, готовность рисковать ради разнообразных ярких переживаний. Для людей с таким типом любопытства волнение от столкновения с чем-то новым — цель, а не помеха.

Мы проверили эту модель несколькими способами. Совместно с Time Inc. мы провели опросы в разных штатах, чтобы выяснить, какие типы любопытства наиболее продуктивны и дают максимум отдачи. Так, радость исследователя дает самое сильное позитивное переживание, стрессоустойчивость позволяет удовлетворить потребности в признании и самоидентификации, социальное любопытство связано с ощущением себя как доброго, щедрого и скромного человека.

Совместно с Merck KGaA мы изучили отношение людей к любопытству на работе. Опрос 3 тыс. рабочих в Китае, Германии и США показал: 84% считают, что это качество стимулирует рождение новых идей, 74% — что оно помогает развитию таланта, 63% — что оно способствует карьерному росту. Согласно другим исследованиям, четыре из пяти факторов (радость исследователя, чувствительность к депривации, стрессоустойчивость и социальное любопытство) улучшают результаты работы. Особенно важны два последних. Сотрудники, боящиеся стресса, избегают сложных задач, не критикуют действия других, больше нервничают и отдаляются от коллектива. А социальное любопытство помогает справляться с конфликтами, принимать помощь, выстраивать связи, заручаться доверием. Самые творческие люди и команды обычно отличаются стрессоустойчивостью и социальным любопытством.

Взгляд на любопытство как на единое качество не позволяет понять, как оно влияет на успех. Чтобы раскрыть потенциал сотрудников и создать коллектив, где целое больше суммы частей, нужен более тонкий подход.

Проверить собственную любознательность и сравнить свои результаты с данными репрезентативной выборки по США вы можете по ссылке.