Что мы знаем о ложных новостях | Большие Идеи

・ Наука
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Что мы знаем о
ложных новостях

Обзор новейших исследований

Автор: Дениз-Мари Ордуэй

Что мы знаем о ложных новостях
Фото: Juj Winn / Getty Images

читайте также

API-экономика для всех: как преобразить нецифровой бизнес

Мэтт Макларти,  Тиффани Синь Юй Ван

Внешняя сила: как иммигранты помогают экономике США

Своим людям зачтется

Марина Иванющенкова

«Harvard Business Review – Россия»: апрель 2018

Редакция «HBR — Россия»

читайте также

Когда фальшивые новости стали глобальным феноменом, ученые не остались в стороне. Они пытаются выяснить, как и почему ложная информация распространяется в сети — и как остановить этот поток. В последние полтора года научные журналы пестрели результатами новейших исследований. В марте 2018 года в журнале Science вышла статья «The Science of Fake News», в которой 16 авторитетных ученых призвали интернет-платформы и соцсети объединиться с ­исследователями для оценки проблемы и поиска решения.

Данные, накопленные за это короткое время, помогают ответить на три важных вопроса: в каком объеме дезинформация доходит до людей, почему они ей верят и как эффективнее с ней бороться.

Как далеко распространяется неправда?

Исследователи пока не знают точно, на скольких людей влияют поддельные новости и какова их интернет-аудитория. Сегодня есть оценки, ­основанные на материалах опросов, географических данных и других источниках.

Например, исследование 2017 года, опубликованное в Journal of Economic Perspectives, посвящено потреблению ложных новостей в США в последние месяцы перед президентскими выборами 2016 года. Из 1208 опрошенных взрослых американцев 15% указали, что видели фальшивые новости, а 8% признались, что верили им. Авторы исследования — доцент экономики Нью-Йоркского ­университета Хант Оллкотт и профессор экономики Стэнфордского университета Мэтью Генцкоу — пришли к выводу, что каждый взрослый в США в среднем «прочел и запомнил за предвыборный период одну или несколько статей с фейковыми новостями».

В этом году Институт изучения журналистики Reuters при Оксфордском университете опубликовал отчет, подтверждающий ограниченное распространение таких новостей в Европе. В частности, в 2017 году во Франции, где Россию обвиняли в попытке вмешательства в последние президентские выборы, большинство изученных сайтов ложных новостей каждый месяц охватывали лишь 1% интернет-­аудитории страны. Правда, когда ученые проанализировали реакцию на такие новости у пользователей Facebook (в том числе комментарии и репосты), оказалось, что «некоторые источники фальшивых новостей из выборки порождали столько же комментариев и репостов, сколько официальные новостные издания, или даже больше».

В статье 2018 года, написанной Эндрю Гессом из Принстонского университета, Бренданом Найхеном из Дартмутского колледжа и Джейсоном Рейфлером из Университета Эксетера, едва ли не впервые уделяется внимание американцам, активно следившим за ложными новостями до и после выборов 2016 года. Согласно этому исследованию, статьями на сайтах фальшивых новостей, поддерживавших Дональда Трампа или Хиллари Клинтон, в этот период интересовались примерно 27,4% взрослых американцев, то есть четверть всех избирателей. С 7 октября по 14 ноября 2016 года люди читали на таких сайтах в среднем по 5,45 статьи.

Гесс, Найхен и Рейфлер также выяснили, что читать ложные новости склонны далеко не все американцы. Почти шесть из 10 посещений сайтов с фальшивыми новостями приходилось на 10% людей с максимально консервативным подходом к выбору информации.

Ученые пришли и к одному не­ожиданному выводу: «Потребление фейковых новостей, по-видимому, не заменяет чтение обычных, а дополняет его: сайты с фейками чаще всего посещают люди, читающие максимум обычных новостей, а также самые политически подкованные пользователи».

Это заставляет задуматься: зачем люди, владеющие достоверной информацией, обращаются к сайтам ложных новостей? Одних к этому может подталкивать любопытство, вызванное тревожным заголовком или сенсационным фото. Другие же искренне верят сведениям с этих сайтов, даже если они не подкреплены фактами или доказатель­ствами.

Почему люди верят ложной информации?

Ученые давно выяснили, что люди склонны искать и считать правдивой информацию, которая подкрепляет их убеждения. Соцсети и те группы людей со всего мира, которые они объединяют, — лишь новые элементы в этой системе. На платформах вроде Facebook и Twitter, где наши друзья, родные и коллеги обмениваются фотографиями, сплетнями и прочими новостями, мы утрачиваем бдительность. Это одна из причин, по которым люди верят ложным новостям, утверж­дает Шьям Сундар, профессор ­Университета штата Пенсильвания, в статье на сайте The Conversation. Есть и другая причина: люди менее критично относятся к информации с платформ, которые они «подстроили под себя» (например, путем добавления друзей и выбора интересных страниц).

«Мы выяснили, что пользователи, настроившие новостной портал в соответствии со своими интересами, менее склонны проверять фейковые новости и охотнее им верят», — пишет Сундар.

Все больше исследований указывает и на то, что люди склонны верить ложным утверждениям, если они слышат их неоднократно. Эксперимент, проведенный Лизой Фазио, доцентом психологии Университета Вандербильта, показал: порой человек больше доверяет несколько раз прочитанной дезинформации, чем даже собственным знаниям по теме. Так, прочитав несколько раз фразу «Сари — это традиционная одежда шотландцев, короткая юбка в складку», в своих знаниях усомнились даже те участники эксперимента, кто до этого уверенно отвечал, что такая юбка называется килт.

Журнал Journal of Experimental Psychology: General готовит к публикации исследование, доказывающее, что читатели, ранее видевшие лживый новостной заголовок, более склонны верить в его правдивость при повторном показе. Даже заметив предупреждение о том, что в нем содержится сомнительная информация, читатели продолжают верить заголовку, если видят его не впервые. А если человек верит в правдивость информации, он охотно поделится ею. Вот почему важно найти способ предотвратить распространение неправды.

Как остановить распространение лжи?

В ряде регионов США реализуются государственные программы «новостной грамотности», призванные научить американцев проверять качество онлайн-контента. Пока рано говорить о том, эффективны ли подобные меры в долгосрочной перспективе. Исследования указывают на то, что попытки проверять факты или исправлять некорректную информацию приводят к неоднозначным результатам.

Брендан Найхен и Джейсон Рейфлер выяснили, что благие намерения могут дать обратный эффект. Их часто цитируемое исследование 2010 года «When Corrections Fail: The Persistence of Political Misperceptions» показывает, что люди, которым предъявляют факты, порой начинают еще крепче держаться за ложные убеждения. Например, когда консерваторам сообщили правду об отсутствии в Ираке оружия массового поражения, их уверенность в обратном только усилилась.

Однако ряд новых исследований, похоже, дает некоторую надежду. Журнал Political Behavior готовит к публикации работу Томаса Вуда из Университета штата Огайо и Итана Портера из Университета Джорджа Вашингтона. Их исследование говорит о том, что обратный эффект проявляется не всегда: «Узнавая факты, идущие вразрез со словами политиков, люди чаще верят фактам и дистанцируются от лжи, даже если она исходит от тех политиков, чьи взгляды они разделяют».

В 2015 году Найхен и Рейфлер изучали попытки изменить ложные представления людей о прививках от гриппа. Опрос репрезентативной для США выборки показал: подробные объяснения того, почему от вакцины нельзя заболеть, помогают развеять опасения людей относительно безопасности прививок. Однако донесение до людей новой информации дает и обратный эффект: у тех, кто был особенно обеспокоен побочными явлениями, готовность сделать прививку после знакомства с фактами, наоборот, упала (с 46 до 28%).

Эти результаты согласуются с данными более раннего исследования, посвященного попыткам развеять мифы о вреде комбинированной вакцины против кори, эпидемического паротита и краснухи. Найхен и Рейфлер (они авторы и этой работы) пишут: «Предоставленная информация ослабила убежденность людей в том, что вакцина может вызвать аутизм, но вместе с тем снизила готовность сделать эту прививку своим детям у особо негативно настроенных родителей».

При этом существуют новые доказательства того, что технологии, способствующие распространению лжи, можно использовать против нее самой. Недавняя статья в журнале Political Communication дает повод думать, что общение людей в соцсетях помогает останавливать потоки ложной информации — по крайней мере, в Twitter. Исследование Дрю Марголина из Корнелльского университета показало: пользователи Twitter, опубликовавшие ложные утверждения, склонны соглашаться с уточнениями, исходящими от друзей и подписчиков.

Чего мы еще не знаем?

Внимание к теме фальшивых новостей стало поводом для проведения множества исследований — однако многое в этом феномене пока остается загадкой.

Значительная доля новых изысканий посвящена влиянию ложных новостей на американскую политику (в частности, на выборы), однако соцсети позволяют изучить и другие сферы: бизнес, образование, здравоохранение, отношения между людьми. Чтобы бросить вызов дезинформации в интернете, было бы полезно знать, реагируют ли люди на новости из этих сфер так же, как на сведения о политических кандидатах и выборах, или же как-то иначе. Кроме того, неплохо было бы выяснить, одинаково ли устойчивы мифы о разных предметах и явлениях — например, о бизнес-продуктах и образовательных трендах.

Как утверждают 16 ученых в статье «The Science of Fake News», проблема требует междисциплинарного подхода. Социологи, юристы и другие авторы статьи подчеркивают необходимость тщательно изучить возможности платформ по выявлению лжи и борьбе с нею. Они призывают руководство Google, Facebook и других онлайн-платформ объяснить ученым свои принципы фильтрации информации. «Сотрудничество ученых с бизнесом сопряжено с проблемами, — пишут авторы. — Однако этическая и социальная ответственность, стоящая выше рыночных механизмов, должна побудить платформы предоставлять исследователям фейковых новостей те уникальные данные, которые есть только у них».

Об авторе. Дениз-Мари Ордуэй (Denise-Marie Ordway) — главный редактор Journalist’s Resource — проекта, нацеленного на более тесное сотрудничество журналистов с учеными.

* деятельность на территории РФ запрещена