В поисках технологий | Большие Идеи

・ Технологии

В
поисках технологий

Сможет ли российский бизнес заменить западные технологии и оборудование после массового исхода из России международных компаний

Автор: Мария Подцероб

В поисках технологий
Фото: Clem Onojeghuo / Unsplash

читайте также

Без чего бизнесу придет конец

Эндрю Уинстон

Остановите инновационные войны!

Говиндараджан Виджай,  Крис Тримбл

Возможно, мы учимся вовсе не на ошибках

Достойны ли вы подражания?

Тони Шварц

Краснокамский ремонтно-механический завод (РМЗ) в Пермском крае, как и многие другие российские предприятия, много лет работал на импортном оборудовании. В его цехах установлены итальянские и немецкие станки, которые обрабатывают металл и производят металлические конструкции.

Пока оборудование исправно, а на случай поломки на складах хранится запас импортных запчастей. Но гендиректор предприятия Дмитрий Теплов уже сейчас думает, как заменять узлы оборудования, когда запас запчастей иссякнет. Недавно он пригласил специалистов местной пермской машиностроительной компании, которые сняли размеры с узлов на станках завода. Теперь они подготовят техническую документацию и через некоторое время смогут производить по заказу Краснокамского РМЗ нужные запчасти. Но не все. Часть оборудования заменить не получится, и заводу, скорее всего, придется отказаться от выпуска продукции в некоторых цехах. Чтобы не сокращать общий объем производства и не увольнять сотрудников, Дмитрий Теплов планирует увеличить выпуск в тех цехах, где узлы оборудования удастся заменить.

В подобном положении оказалось немало российских предприятий и компаний. У многих помимо проблем с оборудованием возникли сложности и с перенастройкой ИТ-сервисов из-за ухода или временной приостановки работы в России SAP, Oracle, IBM, EPAM и Microsoft, на базе которых работала их ИТ-инфраструктура.

Санкции были наложены так быстро и в таком объеме, что многие компании в первый момент испытали шок, делится наблюдениями Олег Ремыга, руководитель направления «Китай» и представитель школы управления «Сколково» в КНР. Теперь бизнес в авральном режиме пересматривает подходы к производству и бизнес-процессам, ищет новых поставщиков оборудования и технологий и меняет логистические цепочки.

В этой статье мы рассмотрим три способа, которыми могут воспользоваться российские компании для замены технологий и оборудования для налаживания работы на промышленных предприятиях в условиях неопределенности.

Способ 1. Поиск поставщиков в Китае

Начиная с 2014 года в России много говорили об импортозамещении. И действительно, в первые годы после «крымской весны» доля импорта сильно сократилась. Среди главных причин экономисты называли санкции и девальвацию рубля, но частично это было связано и с внедрением на предприятиях программы импортозамещения.

Со временем стало ясно, что эта программа не оправдывает возложенных на нее надежд. С 2014 по 2020 год, согласно базе экспорта и импорта России (ВЭД), наша страна ввезла продукции на сумму в $1 591, 4 млрд. Это меньше, чем в предыдущие шесть лет, с 2008 по 2014 годы ($1 842,6 млрд), но значительного снижения не произошло. Причем основной статьей импорта, как и прежде, остались машины, оборудование, транспортные средства, продукты химической промышленности, которых в России по-прежнему производили недостаточно.

Ранее производители импортировали иностранное оборудование целыми линиями «под ключ» и только на отдельные участки закупали машины и узлы российского производства, говорит Алексей Волостнов, партнер и руководитель практики машиностроения и технологий Strategy Partners. Более того, в ковидные времена импортозависимость только возросла. Согласно аналитической записке Центробанка, который опросил 482 руководителя заводов и фабрик, в 2020 году ввозимые составляющие использовали уже 80% предприятий против 65% в 2019-м. При этом большинство ориентировалось на импорт оборудования из Евросоюза, доля которого в российском товарообороте в 2021 году, по данным Минэкономразвития, составляла 36%. Когда торговые связи между ЕС и Россией внезапно оборвались, российские компании сначала запаниковали, а потом в авральном режиме бросились искать новых поставщиков и в стране, и за ее пределами.

Например, руководители «Норникеля» на прямой линии вице-президентов компании признали, что смогут выполнить все заключенные контракты при условии, что найдут альтернативные каналы поставок в России и в Азии. У альтернативных поставщиков придется в первую очередь искать замену буровым инструментам, шинам, маслам.

В компании уже изучили рынок и выяснили, что 70% оборудования и запчастей, нужных «Норникелю», производится в Китае, просто раньше в компании не уделяли этому рынку большого внимания. Найти нужные замены, скорее всего, удастся в течение года или двух, рассказал Сергей Степанов, старший вице-президент и производственный директор «Норникеля».

А директор Краснокамского РМЗ Дмитрий Теплов недавно специально встретился с представителями барнаульского завода CSort, который много лет закупает оборудование в Азии, хорошо знает этих поставщиков и готов помочь с выбором правильного партнера.

Теплов не хочет полностью отказываться от поставок комплектующих из Европы. Он говорит, что половину необходимых заводу запчастей можно по-прежнему закупать у европейских компаний, которые согласны сотрудничать с Россией. Но другую половину логистических цепочек придется переориентировать на Китай и Турцию, поэтому он и решил заняться изучением азиатского рынка.

Закупка комплектующих у поставщиков из Китая и, возможно, других азиатских стран — неплохое решение в краткосрочной перспективе, оно позволит российским предприятиям быстро решить насущные проблемы и предотвратить остановку производства, полагает Алексей Волостнов.

Но, думая о закупках в Азии, надо помнить, что простая замена одного «железа» на другое не решает всех проблем. «Уникальность немецкого станка не только в том, как он сделан, но и в системе обучения инженеров, которые на этом станке работают и его поддерживают», — говорит Олег Ремыга из «Сколково». Пока неясно, кто будет обслуживать машиностроительную технику европейского производства после массового исхода из России западных компаний и как эта техника будет дальше работать, замечает он.

Китайские комплектующие вряд ли полностью смогут решить проблемы в одной из самых пострадавших отраслей — в авиапроме. Даже если получится осуществлять закупки в Китае недостающих запчастей самолетов, неизбежно встанет вопрос, о том, кто и как будет сертифицировать ремонт таких самолетов и кто возьмет на себя ответственность за обеспечение безопасности людей на борту лайнеров, использующих неоригинальные комплектующие, размышляет Волостнов.

Способ 2. Поиск российских поставщиков

В марте на электронной торговой площадке «Газпромбанка» заработал новый сервис «Биржа импортозамещения». Его создали на базе Государственной информационной системы промышленности (ГИСП) два ведомства — Минпромторг и Министерство цифрового развития. Как пояснил «HBR Россия» замминистра промышленности и торговли Василий Шпак, создать такую биржу было крайне необходимо, поскольку сервис помогает промышленным предприятиям оперативно подбирать каналы поставок и находить зарубежные или отечественные аналоги недостающей им продукции.

На площадке российские заказчики изучают каталог с импортозамещающей продукцией, публикуют запросы на приобретение нужных им аналогов и автоматически проверяют поставщиков. Поставщики же направляют свои ценовые предложения и предлагают аналоги запчастей, комплектующих и прочей продукции. При этом заказчик пользуются биржей бесплатно, а поставщики выплачивают 1% от суммы заказа.

По словам Шпака, с 14 марта на биржу пришли уже 3800 новых поставщиков, а число ценовых запросов от заказчиков составило 37 тыс. За две недели после открытия биржи сумма проведенных через нее сделок превысила 830 млн руб.

Создание цифровой платформы по импортозамещению кажется здравой идеей, там можно быстро найти отдельные компоненты и аналоги запчастей для западного оборудования. Однако это не решает главной проблемы — неразвитости сектора производства компонентов оборудования в России и, как следствие, отсутствия на российском рынке достаточного количества компонентов и запчастей для замещения западных аналогов.

Рынок производства запчастей и небольших механизмов не развивается в России из-за слишком высоких цен на производственные материалы, будь то металл или пластик, объясняет Дмитрий Теплов из Краснокамского РМЗ. Даже самые простые механизмы типа гидроцилиндра российские производители до последнего времени собирали из металлических частей европейского производства, потому что закупить их в Европе было дешевле, чем приобрести металл на российском рынке и потом сделать из него компоненты на собственном заводе. Теперь такие производители оказались в сложном положении: они не могут больше закупать европейские детали и не в состоянии произвести аналогичные в России из-за по-прежнему высоких цен на сырье.

В условиях дефицита запчастей и комплектующих решением проблемы для некоторых производителей становится реверс-инжиниринг и 3D-печать. Компании заказывают разработку конструкторской документации и изготовление аналога оригинальной детали методами 3D-печати, рассказывает Алексей Волостнов. Однако многое зависит от того, из какого материала была сделана эта оригинальная деталь. Не каждую запчасть можно с легкостью воспроизвести на 3D-принтере, поэтому рецепт подходит не для всех.

Способ 3. Новые разработки

Есть случаи, когда поиск поставщиков не решает проблемы замены оборудования, и остается только разрабатывать собственные решения. По этому пути пошла, например, небольшая компания «Биометриклабс», которая уже несколько лет занимается разработкой на базе машинного обучения систем автоматического мониторинга состояния трубопроводов таких крупных российских компаний, как «Северсталь», НЛМК, «Норникель». Для обнаружения протечек в трубах компания закупала раньше беспроводные виброакустические датчики европейского и американского производства, а также использовала датчики, которые собирались на Украине из китайских компонентов. Теперь связи с западными поставщиками разорвались, а завод, производивший датчики на Украине, не работает. В России компания не смогла пока найти оборудование аналогичного качества и в результате договорилась с одним российским заводом о создании совместного предприятия для проведения научных разработок, рассказал гендиректор и основатель компании Алексей Фролов. Он ожидает, что из-за сорвавшихся зарубежных контрактов компания в этом году заработает на 50% меньше, чем предполагалось, но надеется, что продержится на плаву благодаря старту продаж двух своих побочных разработок — системе удаленного снятия ЭКГ и системе автоматического распознания личности по голосу.

В нынешней ситуации многие компании будут заниматься НИОКР и разрабатывать собственные технологии, но это потребует больших временных и денежных затрат: с момента запуска научно-исследовательских работ до внедрения технологии в производство может пройти 5—7 лет. Поэтому компаниям необходима поддержка государства и, возможно, частно-государственное партнерство.

В конце февраля премьер-министр России Михаил Мишустин уже подписал постановление, упрощающее правила предоставления субсидий на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) для предприятий, выпускающих инновационную продукцию. И похоже, многие компании готовы этим воспользоваться. «Мы внимательно изучаем все, что может предложить нам сейчас государство, и рассчитываем на помощь», — говорит Алексей Фролов.

Внедрению новых технологий могло бы помочь российским компаниям сотрудничество с технологическими (deep-tech) стартапами. В своих разработках они опираются на новейшие технологии, основанные на последних достижениях науки, говорит Алексей Волостнов из Strategy Partners. К сожалению, культура работы с такими компаниями в России пока остается на невысоком уровне, поэтому приоритетным для стартапов часто являются международные рынки, а российский сегмент рассматривается как площадка для старта бизнеса.

Поскольку в сфере deep-tech риски обычно очень высоки, предприниматели нуждаются в самых разных источниках финансирования, от государственных грантов на НИОКР до участия в корпоративных программах акселерации, а также корпоративном и частном венчурном инвестировании. В России же рынок сейчас сильно сжался и вряд ли сможет обеспечить быстрое развитие deep-tech стартапам.

Сейчас всему бизнесу, от крупных компаний до едва вышедших на рынок фирм, надо пересмотреть свое отношение к экономике. 30-летний период, когда мы многое импортировали, закончился, теперь перед компаниями открываются новые горизонты, и важно использовать эти возможности, полагает Людмила Голубкина, генеральный директор управляющей компании инвестиционного фонда «Астарта Капитал». Причем лучше начать не с трудных проектов, пытаясь заместить сложные технологии, а с простых решений, которые сразу дадут результат и позволят бизнесу дальше развиваться.