Марк Цукерберг: «Мы хотим дать людям лучшее» | Большие Идеи
Тренды
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Марк Цукерберг: «Мы хотим дать людям лучшее»

Марк Цукерберг: «Мы хотим дать людям лучшее»
Фото: Facebook

От редакции. В Гарвардском университете состоялась встреча основателя и CEO Facebook* Марка Цукерберга с профессором юриспруденции и специалистом в области применения права в сфере технологий Джонатаном Зиттраном и слушателями его программы Techtopia. Эта встреча — первая в серии публичных обсуждений, которые планирует в 2019 году провести Марк Цукерберг для того, чтобы поделиться своей точкой зрения на социальные проблемы, возникающие при использовании Facebook* в частности и интернета в целом. В течение почти двух часов Цукерберг и Зиттран обсуждали вопросы приватности в интернете, борьбу с фейковыми новостями, будущее технологий дополненной реальности и многое другое. Мы публикуем самые яркие высказывания Цукерберга из этой беседы.

О целях, которые Facebook* ставит перед своими разработчиками

Многие ошибочно думают, будто, создавая новостную ленту или ранжируя что-то в социальной сети, у нас целая команда старается, чтобы пользователи подольше сидели в Facebook*. Но мы ставим совсем иные цели перед ними. Мы говорим, что нужно создать сервис самого высокого качества. Мы исходим из того, что люди приходят и, если так можно выразиться, говорят о том, какой контент им интересен. Они говорят нам, что хотели бы читать и смотреть, и мы строим модели, позволяющие это предвидеть.

О том, как Facebook* борется с кликбейтом

Когда вы начинаете использовать простые сигналы, например, смотрите, на что пользователи обращают внимание в новостной ленте, вам нужно выбрать оптимальный вариант для каждого. Но если ориентироваться только на кликбейтные публикации, то вы скоро поймете по обратной связи от реальных пользователей, что эти публикации — вовсе не то, чего люди хотят. Хороший сервис так не построишь. Мы привлекаем людей, реальных пользователей, организуем панельные обсуждения и показываем примеры того, что могли им предложить. Они выбирают наиболее подходящий вариант.

О том, кто должен решить, что хорошо для пользователей, а что нет

Наше представление о себе в наших глазах такое: мы действуем как доверенное лицо наших пользователей и хотим дать людям лучшее. На мой взгляд, это интересный вопрос — кому дано право решать в юридическом или политическом смысле слова, что в наибольшей степени соответствует интересам людей? Мы в Facebook* каждый день начинаем нашу работу с мыслью, что строим сервис, с помощью которого показываем в новостной ленте нашей соцсети самый значимый для пользователя контент. Это предположение базируется на данных и на представлении, что люди хотят видеть наиболее значимый для них контент. Но на каком-то уровне возникает вопрос: а кто решает, что ранжирование новостной ленты, выбор рекламы или любые другие направления нашей деятельности — это в интересах людей?

Мне кажется, сейчас люди имеют право интересоваться крупными интернет-компаниями и, в частности, Facebook*, и я думаю, что мы приближаемся к такому моменту, когда нужные законы и правила об их функционировании должны составлять основу общества, чтобы люди могли понимать: да, эта компания действует в рамках общественных законов, и это лучше, чем если бы они делали все, что им заблагорассудится. Это дало бы людям уверенность.

О долгосрочной миссии

Один из наших ключевых принципов в том, что мы рассматриваем нашу компанию как долгосрочный проект. Если вы хотите оптимизировать доходы в следующем квартале, вы можете делать что-то, что сейчас людям нравится, но в долгосрочной перспективе они об этом пожалеют. Но если вы стремитесь построить сообщество, где у вас есть миссия, если вы хотите обеспечить компании долгую жизнь, думаю, вы будете придерживаться иного курса.

О децентрализованной обработке данных

Допустим, вы храните свою персональную информацию в какой-то децентрализованной системе и у вас есть возможность авторизоваться в разных местах без использования посредника. В этой модели есть много привлекательного. Для разработчиков, например, сейчас это один из действительно проблемных моментов. Если они работают с Facebook*, Google, или Apple, им вообще-то не нужен будет посредник между ними и людьми, которые используют их сервисы. Сейчас кто-то из разработчиков может сказать: «Мы должны следовать вашим правилам, а если нет, то вы нам отрежете доступ к пользователям». Это не самая простая ситуация, и она может вызывать беспокойство у многих. Децентрализованная система обработки данных решила бы эту проблему.

Но давайте посмотрим на оборотную сторону медали — историю с Cambridge Analytica. Это пример того, как разработчики решили использовать данные, часть из которых принадлежала им, а часть они просто увидели у других… То есть люди согласились предоставить свои данные разработчику, связанному с Кембриджским университетом, уважаемой организацией, а этот разработчик взял и продал эти данные Cambridge Analytica, что нарушает наши правила. После этого мы отказали разработчику в доступе к данным. Но если бы система обработки данных у нас была полностью распределенная, то никто бы не смог лишить разработчика доступа. То есть, если у вас полностью распределенная система, это дает индивидуальным пользователям много возможностей, с одной стороны, но и сильно увеличивает риски. Кроме того, гораздо легче призвать к ответственности крупные компании, например, Facebook* или Google, потому что они более видимы, более прозрачны, чем длинная цепочка сервисов, с которыми люди будут взаимодействовать напрямую при использовании децентрализованной системы обработки данных. Я думаю, это очень интересный вопрос для общества… Я уверен, что мы могли бы сделать полностью децентрализованную аутентификацию, если бы захотели. Но вопрос состоит в том, действительно ли вы этого хотите. И, мне кажется, есть много ситуаций, где можно обходиться без посредника, но случаев неправильного использования данных будет гораздо больше и исправить это будет намного тяжелее.

О приватности и шифровании сообщений в мессенджерах

С точки зрения приватности и безопасности у шифрования сообщений в мессенджерах масса преимуществ. Но возникает вопрос: где граница между свободой выражения и приватностью с одной стороны и безопасностью с другой? Некоторые люди иногда делают ужасные вещи. И у остальных есть обоснованные ожидания, что мы будем предпринимать все, что в наших силах, чтобы не дать террористам вербовать людей, чтобы предотвратить эксплуатацию детей и не допускать подобные вещи. Если двигаться в направлении полного шифрования в мессенджерах, это сильно затруднит такую работу. При этом у нас есть сервис WhatsApp с самой большой в мире системой шифрования. И есть Facebook* Messenger, еще один крупнейший мессенджер в мире, где шифрование — это опция, но она не работает по умолчанию. Я не думаю, что в долгосрочной перспективе имеет смысл использовать две различные системы с очень разными правилами…

Я склоняюсь к мысли, что эти сервисы нужно перевести на полное шифрование, по крайней мере, для частной коммуникации. Если использовать метафоры, мгновенные сообщения — это что-то вроде гостиной в доме. Думаю, мы точно не хотим жить в обществе, где в каждой гостиной стоит камера, которая следит за всем, о чем там говорят.

О фейковых новостях

Пользователи говорят нам, что им не нужен фейковый контент. Так ведь? Все опять возвращается к вопросу о том, кто в конечном счете диктует решения. Я не знаю ни одного человека, который бы сказал: «Да, пожалуйста, показывайте мне то, что, как вы знаете, фейк». Люди стремятся получить информацию и контент высокого качества. При этом я не думаю, что люди хотят, чтобы мы решали, что для них правда… У людей нет единого мнения на этот счет, у каждого своя правда…

советуем прочитать

* деятельность на территории РФ запрещена

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Двойной капкан
Анна Натитник,  Иршинская Лариса