Мишель Бачелет | Большие Идеи

・ Личные качества и навыки
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»


Мишель Бачелет

После переворота в Чили (сентябрь 1973 года) Мишель Бачелет, тогда студентку медицинского факультета, арестовали и бросили в тюрьму, а спустя год выслали из страны. Мишель не сдалась, продолжила образование — она дипломированный врач-педиатр, эпидемиолог, специалист по военной стратегии — и позже возглавила министерства здравоохранения и обороны Чили, а в 2006 году стала первой женщиной — президентом страны. Сейчас она — глава Комитета ООН по делам ­женщин.

Автор: Белл Кэтрин

Мишель Бачелет

читайте также

15 приемов, которые помогут запомнить любые иностранные слова

Михаил Бондарев

Легко ли быть трудоголиком?

Рамараджан Лакшми,  Эрин Рейд

Откровенный разговор: что должны обсудить работающие супруги

Дженнифер Петрильери

Удаленная работа: друг или враг нашему творческому потенциалу?

Джейми Ходари

HBR: Повлияло ли на ваше представление о руководстве то, как обошелся­ Пиночет с вашей семьей? Бачелет: Это укрепило меня в мысли, что с фундаментализмом нужно воевать постоянно. Не должно быть деления на хороших и плохих, монополии одной стороны. Надо спросить себя, не борются ли те или иные люди за идею, которая противоречит человеческим устремлениям, и какой будет цена этой борьбы? Я не предлагаю по любому поводу идти на компромисс и вовсе не принимать никаких решений. Но надо учитывать все факторы и стараться достичь соглашения.

Как опыт организации оппозиционного движения за границей подготовил вас к роли главы государства?

Сколько себя помню, я вечно что-нибудь организовывала — походы, пикники, музыкальные фестивали. У меня в голове всегда было ­множество идей, которые я воплощала в жизнь, — и в ссылке все было так же. Мы делали то, что считали должным. Живя в странах с разными культурами, я узнала их изнутри, благодаря чему научилась анализировать проблемы, смотря на них глазами других. Если вы — руководитель, очень важно понимать, почему другие думают иначе, чем вы.

Вы изучали медицину и военную ­стратегию. Что вам дали эти науки?

Медицина научила смотреть вглубь, искать истоки проблемы, учитывать все возможные варианты и выбирать «лекарство», которое действительно поможет, а не просто создаст видимость помощи. А из военной науки я усвоила, что, прежде чем принимать решение, надо убедиться в его обоснованности и логичности. Но и этого мало: надо еще встать на позицию тех, кого это решение затрагивает. В то же ­время очень важно пользоваться моментом.

Что помогло вам преуспеть ­в качестве первой женщины-министра и президен­та в консервативной по духу стране?

Я была первой в Чили женщиной — министром здравоохранения, но в этой сфере женщины были заняты всегда. Все видели, что я много работаю и говорю правду. Когда меня назначили министром обороны, на первое место вышло умение пользоваться властью. Все видели, что я умею это делать. У меня были знания, и я не сидела в кабинетах: летала на самолетах, управляла танком. На посту президента мне пригодился мой бесконфликтный стиль работы. В центр всего я ставлю человека, считая, что система должна приспосабливаться к людям, а не наоборот. Это помогло мне заслужить большое доверие и провести реформы.

В последние дни вашего президентского срока в Чили произошло ­сильное землетрясение. Как вы ­работали тогда?

Мне все говорили, что незачем так выкладываться, потому что мое время истекло и пусть теперь себя покажут другие. Но, конечно, по­следние 16 дней моего пребывания в должности я была целиком занята землетрясением и его последствиями и работала до последней минуты. Это была не просто работа — я выполняла свой долг.