«Влияние санкций будет долгосрочным и удушающим» | Большие Идеи

・ Кризис-менеджмент

«Влияние санкций будет долгосрочным
и удушающим»

Российская экономика: влияние санкций и массовой эмиграции, системные ошибки и возможные точки роста

Автор: Ирина Пешкова

«Влияние санкций будет долгосрочным и удушающим»
Фото: Из архива РЭШ

читайте также

Встать с той ноги

Нэнси Ротбард

Средний бизнес не может позволить себе необдуманный риск

Роберт Шер

Партнер или заложник: как правильно заключать контракты

Бенжамин Гомес-Кассерес

Марк Захаров: «Театральное искусство меняет людей к лучшему»

Анна Натитник

После начала спецоперации на Украине и ужесточения санкций в отношении России прогнозы экспертов были крайне пессимистичны — отечественная экономика вот-вот окажется в глубоком кризисе. За последние месяцы страну покинуло множество людей и компаний, усилился курс на импортозамещение. Вместе с тем, государству удается проводить стабильную макроэкономическую политику и минимизировать влияние мировой кредитно-денежной системы на российский финансовый сектор. Как изменились сейчас прогнозы экспертов? Как отразился на российской экономике массовый отъезд высококвалифицированных специалистов из страны? На какие точки роста сейчас можно опереться? На эти и другие вопросы мы попросили ответить экономиста, профессора Российской экономической школы Валерия Черноокого. 

«Большие идеи»: Как сегодня эксперты оценивают влияние санкций на российскую экономику?

Валерий Черноокий: Конечно, кризис продолжается — об этом свидетельствует падение выпуска и реальных доходов, а также высокая инфляция. Однако прогнозы экспертов в отношении влияния санкций уже не так негативны, как несколько месяцев назад. Ожидается, что к концу года ВВП упадет на 3—4%, а инфляция составит примерно 12%. Это серьезные цифры, если сравнивать с предыдущими кризисами, но ожидалось, что будет гораздо хуже.

К чему приведут санкции через 5—10 лет?

В этом году основное негативное влияние на российскую экономику оказали прежде всего финансовые санкции, резкое сжатие импорта и уход иностранных компаний. Однако на более длительном горизонте наибольшую угрозу несут не столько финансовые, сколько технологические санкции. И такое влияние будет долгосрочным и удушающим. Ограничение доступа к новым технологиям и к современному оборудованию негативно повлияет на инвестиции и производство. То есть российская экономика пусть незначительно, но будет терять темпы роста и понемногу отставать от развитых стран.

Кроме того, в будущем станет более заметным и влияние санкций на энергетический сектор. Пока высокие цены на нефть и газ компенсируют последствия санкций, но, если в долгосрочной перспективе наши партнеры из стран ЕС будут отказываться от российских энергоносителей, негативное воздействие на экономику усилится.

С другой стороны, за счет введения санкций, контрсанкций и ограничений на вывод капитала российская экономика сейчас стала менее зависима от экономик других стран. Можно сказать, что теперь воздействие мировых финансовых потоков на российский финансовый сектор минимально.

На какие глобальные тенденции стоит обратить особое внимание?

Высокая инфляция и жесткая кредитно-денежная политика в развитых странах могут вызвать рецессию в мировой экономике. Кроме того, в мире продолжается энергетический кризис, в результате которого цены на нефть и газ остаются чрезмерно завышенными. Однако эти два фактора взаимосвязаны: рецессия может привести к тому, что цены на энергоносители и другие сырьевые ресурсы, экспортируемые Россией (например, металлы), упадут. Это приведет к ослаблению курса рубля, еще более высокой инфляции и падению реальных доходов.

Россия взяла вынужденный курс на импортозамещение. Можно ли найти примеры стран, которые выиграли бы от изоляции?

Боюсь, что действительно успешных примеров, по крайней мере в недалеком прошлом, нет. В 1950—1980-е годы с импортозамещением экспериментировала Латинская Америка. Также мы можем проанализировать опыт Ирана, который находится под санкциями уже многие годы. Но эти регионы и страны, конечно же, нельзя считать лидерами в мировой экономике.

Как правило, успешные примеры промышленной политики связаны не с импортозамещением, а со стимулированием экспорта, не с закрытием экономики от внешнего мира, а, наоборот, с ее вовлечением в глобальные цепочки добавленной стоимости. Япония, Южная Корея и Китай выбрали именно этот путь.

Вспомнить пример страны, которая выиграла бы от изоляции, сложно. Как правило, как раз отказ от импортозамещения приводит к расширению производственных возможностей и позволяет достичь более высоких темпов роста. Вынужденное импортозамещение позволяет нам частично сглаживать негативные последствия для экономики, вызванные уходом иностранных компаний, но оно не может полностью их компенсировать.

Как долго может продлиться изоляция?

Есть примеры стран, которые живут закрыто от мира многие десятилетия — например, Северная Корея. В этой стране были периоды и голода, и роста. Понятно, что эта страна — скорее, изгой, чем лидер в мировой экономике, и России не хотелось бы сейчас оказаться на ее месте.

Но стоит отметить, что ситуация пока остается крайне неопределенной. Развилка очень широка. Все может быть совсем плохо, если конфликт с Украиной продолжится и отразится на политической ситуации внутри нашей страны. С другой стороны, если будут достигнуты мирные соглашения, если санкции и контрсанкции будут постепенно сниматься, то российская экономика сможет выйти из кризиса.

Какие системные ошибки в экономике, на ваш взгляд, совершает сейчас государство?

Наверное, такой системной ошибкой можно считать значительное усиление роли государства и введение мобилизационных мер в экономике. Опора на неэффективные государственные инвестиции и давление на частный бизнес могут негативно сказаться на экономическом росте в долгосрочной перспективе. Еще одна системная ошибка — надежда на протекционизм и импортозамещение.

К каким экономическим последствиям может привести массовый отъезд из страны людей преимущественно с высшим образованием и высоким уровнем достатка?

Пока сложно определить масштабы эмиграции. Оценки сильно разнятся: кто-то говорит о миллионе уехавших за последние полгода, кто-то приводит цифры в 800 тыс. или меньше. Тем не менее, видно, что в основном уезжают молодые, обеспеченные и образованные — те, кто занимался бизнесом, работал в ИТ-компаниях, имел высокие доходы. Соответственно, это имеет негативные последствия для экономики и финансовой системы — как краткосрочные, которые мы наблюдаем уже сегодня, так и долгосрочные. К первым относится падение потребительского спроса: уезжают те, кто тратил большие деньги на покупку товаров и услуг, и это уже приводит к снижению розничных продаж и замедлению темпов роста инфляции. Кроме того, страдают компании, которые потеряли высококлассных специалистов и руководителей. Наблюдается отток капитала: люди забирают финансовые ресурсы и переводят деньги в те страны, в которые они переезжают. В долгосрочном плане мы будем наблюдать дальнейший отток квалифицированных кадров, утечку мозгов. Это негативно скажется на развитии науки и бизнеса, на создании новых компаний внутри страны.

Это уже не первая волна массовой миграции в истории России. Чем она отличается от прежних?

Демографы выделяют пять мощных волн эмиграции на протяжении XX столетия и в начале XXI века. Можно также вспомнить эмиграцию из российской империи, когда массовый отток людей из страны был связан с религиозными и национальными причинами. Текущая волна, наверное, сравнима с «белой эмиграцией» во времена Гражданской войны, так как она также вызвана политическими причинами (среди которых конфликт на Украине и мобилизация).

Экономические причины тут работают в меньшей степени: богатые или обеспеченные люди, которые сделали состояние и достигли определенного положения, перемещаются в те страны, которые могут быть даже более бедными, чем Россия. Также нынешняя волна напоминает массовый отток за рубеж в 1990-е, когда уезжали преимущественно образованные люди — например, ученые и инженеры — и в основном в развитые страны. Но тогда ими двигали как раз экономические мотивы.

Сейчас и размер эмиграции меньше, и времена другие. Процессы глобализации, которые начались в 1990-е годы, значительно усилили миграционные потоки во всем мире. В 2000-х многие уезжали из России в развитые страны, но был и большой приток — как мигрантов из Средней Азии, так и квалифицированных специалистов, работавших в транснациональных компаниях. Кроме того, за последние годы произошла цифровизация, важную роль теперь играют интернет-технологии. Часть людей уезжает, но продолжает работать удаленно на российские компании, не теряет связи с родственниками и друзьями.

В чем вы видите точки роста российской экономики?

Если государство сможет оставить экономику свободной и не вмешиваться сверх меры, то есть позволит развиваться частному бизнесу и поддерживать конкуренцию по крайней мере внутри страны, вынужденное импортозамещение может сработать в отдельных отраслях, где не нужны новые технологии и сложное оборудование. Например, сейчас мы видим рост в производстве товаров широкого потребления — это перспективная ниша для бизнеса, хотя нельзя сказать, что страна в целом выигрывает от такого импортозамещения. Потребитель теряет в цене, в качестве, в выборе, и это приводит к снижению благосостояния населения.

Еще одна точка роста — в стабильности российской макроэкономической политики. На протяжении последнего десятилетия Центральному банку и правительству удается сдерживать инфляцию и поддерживать сбалансированный государственный бюджет. Сейчас также обсуждается вероятность восстановления бюджетного правила по дополнительным нефтегазовым доходам, действие которого Минфин приостановил в марте 2022 года.

Правило заключалось в том, что на текущие расходы направлялись не все нефтегазовые доходы, а лишь их часть, рассчитанная на основе базовой цены на нефть сорта Urals. Если цена на нефть была выше базовой цены, то дополнительные нефтегазовые доходы уходили в Фонд национального благосостояния (ФНБ), а если ниже, то из ФНБ поступали средства для стабилизации доходов бюджета. Это правило позволяло сбалансировать бюджет, поддерживать его в течение длительного периода и сглаживать колебания валютного курса. После начала конфликта часть иностранных резервов была заморожена, и это бюджетное правило было отменено. Обновленное правило, если оно снова вступит в силу, поможет поддержать макроэкономическую стабильность. Это важно для роста и для того, чтобы фирмы, которые стараются работать в тех областях, где требуется импортозамещение, смогли привлекать долгосрочное финансирование. Стабильная макроэкономическая политика позволяет планировать инвестиции на длительный горизонт.