В больших креслах легче жульничать | Большие Идеи

・ Психология
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

В больших креслах
легче жульничать

Ваш босс — негодяй только потому, что сидит в огромном кресле?

Автор: Яп Энди

В больших креслах легче жульничать

читайте также

«Мы столкнулись со всеми проблемами: от организованной преступности до разъяренных сотрудников»

Оценка персонала по методу корпорации General Electric

Рагху Кришнамурти

Быть начальником или быть счастливым?

Нихар Чхая

Великие предприниматели прошлого. Гаврила Солодовников

Мария Макарушкина

Исследование: Энди Яп с коллегами провели серию экспериментов, чтобы определить, как эргономика рабочего пространства воздействует на моральные принципы людей. В частности, ученые наблюдали за тем, как положение человека за столом влияет на его честность. Участники эксперимента, которым рабочее ­место позволяло принять свободную, «широкую» позу, были более склонны прикарманивать полученные по ошибке деньги, жульничать при выполнении тестов и нарушать правила дорожного движения во время занятий на автосимуляторах.

Вопрос: Ваш босс — негодяй только потому, что сидит в огромном кресле? А этот тип проехал на красный свет из-за того, что у него здоровенный внедорожник? Профессор Яп, защищайте свою идею!

Яп: Широкое пространство, позволяющее принимать «раскидистые» позы, определенно влияет на поведение людей. Мы специально переплатили участникам первого эксперимента, чтобы посмотреть, укажут ли они нам на ошибку. Так вот 78% людей, сидевших в просторных креслах за большими столами, оставили себе лишние деньги. Из тех же, кому достался маленький стол и тесное кресло, так поступили только 38%. Затем, проведя полевое исследование (мы наблюдали за неправильно припаркованными машинами в Нью-Йорке), мы выяснили: если размер водительского кресла превышает стандартный на одно среднеквадратическое отклонение, вероятность того, что водитель припаркуется во втором ряду, возрастает с 51 до 71%.

HBR: За счет чего большие прост­ранства и широкие кресла определяют поведение людей?

Мы часто находимся в ограниченном пространстве. Когда оно широкое, мы не задумываясь принимаем свободные позы — открытые, с развернутыми плечами и раскинутыми руками и ногами. Так мы занимаем больше места и сообщаем миру о своей силе и власти. Сжатые, закрытые позы: руки у туловища, ноги сведены вместе, тело напряжено, чтобы занимать меньше места, — как правило, сигнализируют о недостатке власти. Дело не в том, что обладание чем-то крупным заставляет нас чувствовать себя сильными, а в том, что широкое пространство позволяет нам принять свободную позу и уже это дает нам ощущение власти. А ощущение власти в свою очередь меняет ваше поведение.

«Большой» — понятие относительное. Вы увеличивали кресла и водительские сиденья пропорционально росту испытуемых?

Мы в произвольном порядке распределяли участников эксперимента по группам с большим и маленьким жизненным пространством, так чтобы в каж­дой группе высоких и низкорослых было поровну. Нас интересовало, влияет ли рост на позы людей, но такой связи мы не обнаружили.

Получается, если я отодвину назад свое водительское кресло, то с большей вероятностью буду парковаться во втором ряду — и не важно, какого я роста?

Не скажу, что вы непременно станете парковаться во втором ряду, но весьма вероятно, что вы поддадитесь такому искушению. Разумеется, следует принимать во внимание и множество других факторов — например, количество парковочных мест в районе: если их мало, соблазн нарушить правила значительно возрастает.

Не путаете ли вы причину и следствие: быть может, люди, у которых высокие шансы выбиться в начальники, — это нечестные, меркантильные типы, предпочитающие просторные кабинеты и большие машины?

Бывает и так. В наших экспериментах наверняка участвовали и, скажем так, нечистые на руку люди. Но поскольку распределение по группам велось в случайном порядке, в каждой из них должно было оказаться одинаковое количество нечестных испытуемых. Единственное, что отличало друг от друга эти две группы, — позы людей. Как бы то ни было, недавние исследования показали, что власть усиливает свойства личности. Так что если человек уже нечестен, получив власть, он станет еще более аморальным. А высоконравственного человека власть сделает еще более порядочным.

Выходит, если я честный человек, в большом кабинете я стану еще честнее?

Мы не знаем этого наверняка. В наших исследованиях мы фокусировались только на мошенничестве — мы хотели проверить, усугубит ли возросшее ощущение силы и власти склонность к обману. Но сама по себе власть — не всегда зло. Она как ядерная энергия — может быть использована и во благо, и во вред. Власть помогает справиться со стрессом; власть придает уверенность; власть поз­воляет сосредоточиться на собственных целях. Если направить ее в нужное русло, можно добиться превосходных результатов.

Люди, которые работают за маленькими столами или ездят на небольших машинах вроде Тойоты «Приус», чувствуют себя менее значительными?

Я думаю, что, в целом, люди, находящиеся в стесненном пространстве, чувствуют себя бессильными, особенно по сравнению с теми, кто занимает больше места. Но в ходе исследования я задался вопросом: а есть ли предел той слабости, которую мы ощущаем из-за ограниченности окружающего нас пространства? Оказавшись за невероятно тесным, просто крохотным рабочим столом, не почувствуем ли мы себя настолько обиженными, что захотим обмануть работодателя? Этого мы не изучали. Но я думаю, что стесненное пространство психологически влияет на нас только до определенного предела.

Быть может, связь между властью и широким пространством обусловлена типичной американской идеей о том, что «чем больше — тем лучше»?

Мы не проверяли обнаруженный нами эффект на представителях других культур, однако известно, что связь между размером и силой фундаментальна. Она проявляется и у людей, и у животных. Тем не менее, как показало недавно опубликованное исследование, некоторые позы, например «ноги на столе, руки за головой», не придают ощущения власти жителям восточно-азиатских стран, поскольку противоречат их этическим нормам, превозносящим смирение и скромность. В общем, эффект «широких» поз наблюдается в целом ряде культур, но в некоторых странах он выражен гораздо слабее.

А что вы скажете о помещениях, например о комнатах? Как проходило бы это интервью, если бы мы с вами сидели в ­огромном ­конференц-зале с гигантскими креслами?

Очевидно, чем больше пространство, тем вольготнее вы можете расположиться, но я не уверен, что наши выводы применимы к помещениям. Не исключено, что вы ощущали бы себя очень маленькой и неуверенной, окажись мы вдвоем в гигантском конференц-зале с огромными креслами. Пространство давило бы на вас, заставляя чувствовать себя бессильной.

Если мы не в состоянии влиять на то, как наши тела приспосабливаются к пространству, значит, оказавшись в широком кресле, мы обречены жульничать и лгать?

Я думаю, важно понять, как заурядные и на первый взгляд безобидные вещи вроде пространства, в котором мы находимся, могут воздействовать на наши мысли, чувства и поступки. Важно также задуматься о том, как сократить развращающее влияние власти на человека. Но решать каждую проблему нужно по отдельности.

Проводя исследование, мы не хотели, чтобы те, кто принял свободные позы, чувствовали себя удобнее, чем люди в «зажатых» позах, поэтому, как я уже сказал, мы не проверяли, что происходит в чрезмерно ограниченном пространстве. Такая теснота тоже могла бы спровоцировать нечестное поведение. Я бы не стал воспринимать наши выводы как призыв к действию и рекомендовать пересадить всех за маленькие столы. Психология власти очень сложна, и меры, которые снижают склонность к мошенничеству у обычных людей, могут не подействовать на власть имущих.

Какого размера ваш стол?

Среднего — я не слишком часто принимаю вольготные позы. В «зажатой» позе я обычно не сижу, но иногда случается — все зависит от того, открытым или закрытым я хочу быть.