Собственники боятся тех, кто их обкрадывает | Большие Идеи

・ Прочее

Собственники боятся тех, кто
их обкрадывает

Утрата доверия — оценочное понятие, и работодатель вправе самостоятельно квалифицировать действия своего персонала с учетом личности последнего, обстоятельств их совершения и т. п.

Автор: Галина Ефремова

Собственники боятся тех, кто их обкрадывает

читайте также

Что ожидает бизнес, когда коучинг получит статус профессии?

Наталия Васина

Три признака выдающегося лидера

Дин Стамулис

Пенсионер поневоле

Ирина Пешкова

Пять правил эффективной работы из дома

Кэролин О'Хара

Я участвовала в большом количестве арбитражных и уголовных судопроизводств, касающихся краж, хищений, различных видов экономических преступлений. Те дела, которые дошли до суда, — это лишь вершина айсберга. Огромное количество такого рода событий до судов попросту не доходит. Формальная причина — ссылка на имидж компании, мол, не хочется негативной огласки, которая нехорошим образом скажется на позиционировании ее на рынке. Обычно к этому времени рынок уже прекрасно понимает, с кем имеет дело, заинтересованные стороны осознают качество менеджмента внутри подобной фирмы. В большинстве случаев внутри организации такие случаи заминаются, расследуются формально и самое главное — уроки на будущее не выносятся, система внутреннего контроля не усиливается.

Я выделяю три самых распространенные психологии группы собственников, которые ничего не делают, когда их обкрадывает менеджмент.

(1)«Я знаю уровень злоупотреблений в моей компании. Данный уровень меня устраивает. У меня все под колпаком».

Типичное заблуждение собственников, как правило, мелких и средних предприятий. Собственники такого рода плохо разбираются в финансовой и бухгалтерской отчетности, но зато прекрасно знают натуральные числа, откатные схемы. Они рассуждают просто: «Было 100 единиц чего-то (например, метров оптического кабеля, компьютеров, готовых изделий и пр.), одного недосчитались — уууууу, кругом ворье!» Понятия дисконтированного потока, эластичности спроса, финансовой статистики вводят их в ступор. Такие собственники, как правило, проваливаются в долгосрочных инвестиционных проектах, запутавшись в конфликтах интересов своего менеджмента.

Собственнику кажется, что он понимает, насколько его обманывают внутри организации, но в реальности этот уровень существенно выше. Самое неприятное в этой ситуации то, что собственник фактически благословил психологию обмана и замалчивания в своей (!) фирме. Надо понимать, что, допуская и прощая некую величину неэтических действий, собственники тем самым дают сигнал сотрудникам о вседозволенности в компании. И, как следствие, происходит потеря остальными сотрудниками лояльности ко всей организации.

Читайте материал по теме: Как неэтичное поведение становится привычкой

(2) Иностранные бизнесмены, которых влечет «загадочная русская душа маржа», продолжают искать сверхприбыль в России. Еще свежи у них воспоминания о покупке бизнес-единицы пустой оболочки, но вот замаячила вроде бы перспективная бизнес-единица — и все бегут туда.

Вкладываться в Европе в трех- или пятипроцентные маржинальные проекты не совсем интересно, скучно. В России же постоянно что-то происходит. Знают иноземные предприниматели прекрасно о «бизнесе по-русски», знают и боятся российских менеджеров. И не могут ничего сделать с чересчур предприимчивым российским управленцем. Такие собственники как раз совсем не следят за операционной деятельностью и отчетностью, зато легко покупаются на рассказы о гиперпользе, которую, например, принесут системы сбалансированных показателей и оптимизация бизнес-процессов в будущем.

Им кажется, что они полностью контролируют ситуацию в России, находясь при этом за границей — например, где-нибудь в Швейцарии. Если стейкхолдеры сталкиваются с наглой мошеннической схемой, то уходят от решительных действий, предпочитая полумеры, делегирование полномочий, отпускают виновных и даже выдают премии подельникам этих людей.

(3) «В бочке с солеными огурцами невозможно остаться свеженьким огурчиком». Собственник, вероятно, на своем опыте принимает за аксиому, что «все всегда и везде воруют» и тратить свое драгоценное время на анализ ситуации он не будет, ибо это бесполезно. За данной парадигмой обычно прячется беспомощное нежелание признавать, что мир качественно поменялся со времен лихих 90-х, а также тот факт, что нанятую им команду управленцев надо было давно гнать в шею. Признать данный факт собственники обычно не могут, потому что он будет лишним подтверждением их неумения принимать грамотные управленческие решения.

На лекциях меня часто спрашивают, почему же собственники боятся тех, кто их нагло и беспардонно обкрадывает. Я задавала этот вопрос многим собственникам, первая реакция всегда одна и та же — сознательное (зачастую агрессивное) отрицание фактов. Психологи знают, что в бессознательном не существует законов логики — противоположности там могут сосуществовать бок о бок. Для понимания данной ситуации я провожу аналогии с часто встречающейся житейской ситуацией: что делает женщина, прожившая много лет в браке, если вдруг узнает, что супруг ее постоянно обманывал, изменял, уносил деньги из дома, говорил гадости и мерзко хихикал за спиной? Первая реакция — отрицание фактов и агрессивные нападки на того, кто принес эту неудобную информацию. Потом женщина понимает, что «детям же нужен отец» (с) и человек он неплохой вроде, слова правильные говорит и другим показать нестыдно, да и она уже немолода, характер специфичный. Пока другие войдут в курс дела, а этот вроде все внутренние процессы знает, пусть уж такой плохонький, а понятный — остается.

Читайте материал по теме: Должен ли предприниматель лгать?

На лекциях я много говорю о том, какие существуют инструменты по обнаружению и предотвращению такого рода ситуаций. Сейчас давайте поговорим про утрату доверия.

Не все знают о существовании возможности расторжения предусмотренное п. 7 ст. 81 «Расторжение трудового договора по инициативе работодателя» Трудового кодекса РФ.

Первое обязательное условие увольнения по п. 7 ст. 81 ТК РФ: работник должен принадлежать к кругу лиц, непосредственно обслуживающих денежные либо товарные ценности. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 17.03.04 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» раскрыл понятие «непосредственно обслуживающие денежные либо товарные ценности» как осуществляющие прием, хранение, транспортировку, распределение и т. п. Под это определение безусловно попадают все лица, занимающие должности или выполняющие работы, упомянутые в Перечнях должностей и работ, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной материальной ответственности, а также в Типовых формах договоров о полной материальной ответственности, утвержденных постановлением Минтруда России от 31.12.02 № 85. Причем увольнение в связи с утратой доверия возможно независимо от того, заключен в действительности такой договор или же это почему-либо не сделано: важно, что такой договор мог быть заключен.

Трудовой кодекс РФ не содержит конкретного перечня обстоятельств, которые могут рассматриваться работодателем как основания для утраты доверия к работнику.

Читайте материал по теме: Что потеряет общество, если бизнес перестанет быть уважаемым делом

Утрата доверия — оценочное понятие, и работодатель вправе самостоятельно квалифицировать действия своего персонала с учетом личности последнего, обстоятельств их совершения и т. п. Исходя из практики и судебных определений к виновным действиям можно отнести, например, следующие:

— совершение хищения, утраты, уничтожения товарно-материальных ценностей или денежных средств, вверенных работнику, даже если по данному основанию не проводилось расследование правоохранительными органами и не было вынесено решение суда;

— нарушение кассовой дисциплины;

— продажа товаров по цене выше или ниже установленной;

— фиктивное списание товаров и ценностей;

— мошеннические действия;

— нарушение локальных нормативных актов, содержащих порядок выдачи товарных и денежных ценностей и т. п.

Причем обратиться в суд работодатель может и после увольнения сотрудника — в течение одного года с момента обнаружения виновных действий. Работник же вправе обжаловать правомерность расторжения трудового года в течение одного месяца со дня увольнения.

В следующий раз рассмотрим практические примеры ситуаций, которые складываются между собственниками и недобросовестным менеджментом.

Читайте по теме: