Самое рискованное решение Уоррена Баффета | Большие Идеи

・ Прочее
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Самое рискованное решение
Уоррена Баффета

Альтруистичный капиталист завещал 99% своего состояния, заключающегося главным образом в акциях Berkshire Hathaway, на различные филантропические проекты,

Автор: Роб Лашенауэр

Самое рискованное решение Уоррена Баффета

читайте также

Лидерство в эпоху перемен

Дэн Понтефракт

«Я в отключке»: пять советов родителям

Элизабет Грейс Сондерс

Нейрохимия позитивного разговора

Джудит Глейзер

Сначала тест, потом интервью

Бейтсон Джон,  Берк Юджин,  Вирц Йохан,  Вон Карли

За свою долгую и блестящую карьеру Уоррен Баффет не раз делал крупные и рискованные ставки — например, в пору финансового кризиса 2008 года он инвестировал миллиарды долларов в Goldman Sachs. Но участникам ежегодного собрания акционеров Berkshire Hathaway в Омахе, которое пройдет 30 апреля, стоит повнимательнее присмотреться к последней и крупнейшей ставке Баффета.

Альтруистичный капиталист завещал 99% своего состояния, заключающегося главным образом в акциях Berkshire Hathaway, на различные филантропические проекты, главным образом через Фонд Билла и Мелинды Гейтс. Эта фантастическая щедрость (принадлежащие Баффету акции оцениваются в $66,4 миллиарда!) поспособствует улучшению здравоохранения и образования, спасению многих от крайней нищеты — великий дар многим странам Земли.

Но этот же акт щедрости может пойти в ущерб успеху Berkshire Hathaway как частной коммерческой организации, нарушив сложившуюся систему владения и контроля. Баффет сделал ставку на то, что в результате не рухнет корпоративная стратегия и культура, благодаря которым компания сделалась легендарной и неизменно на протяжении многих лет успешной.

Рискованная ставка

Акции Berkshire присутствуют на фондовом рынке, но Уоррен Баффет и Чарли Мангер владеют достаточным пакетом, чтобы, «к добру или к худу», как оговаривался сам Баффет, считаться «контролирующими партнерами». Суммарно, считая акции класса А и B, Баффету принадлежит порядка 33% голосов в компании.

По мере того как он будет передавать акции Гейтсам и другим благотворительным фондам (а он начал это делать еще в 2006 году), постепенно — может быть, не вскоре, но неизбежно — контроль перейдет из одних рук к множеству владельцев.

Проследите путь акций

В прошлом году Баффет отдал 20,64 миллиона акций класса B пяти фондам, самое крупное его пожертвование на данный момент. Таким образом, всего с 2006 года он передал благотворительным организациям акции Berkshire Hathaway на общую сумму в $21,5 миллиарда. Любой частный благотворительный фонд заплатит крупный штраф согласно налоговому законодательству, если не будет ежегодно отдавать определенный процент своего актива. Получая пожертвования в виде акций, частные фонды обычно продают часть их на бирже, чтобы выполнить свои обязательства и осуществить благотворительные проекты. Кроме того, большинство фондов придерживается благоразумной инвестиционной политики и старается диверсифицировать свое портфолио.

Читайте материал по теме: Три правила руководства Уоррена Баффетта

В результате неизбежной продажи множества акций после того, как Уоррен Баффет передаст их в дар, контроль над Berkshire Hathaway спустя сколько-то лет уже не будет почти единоличным. Отход от принципов управления, сосредоточенного в руках надежного владельца, вызывает вопросы о будущем компании как таковой. По мере того как контроль будет смещаться от владельцев, они же управляющие, к внешним инвесторам, не начнет ли Berkshire Hathaway придавать большее значение квартальному балансу как все другие акционерные предприятия? Не найдутся ли среди акционеров желающие разделения компании и ее перепродажи? Не изменится ли уникальная стратегия Berkshire Hathaway, когда фирма станет полностью публичной компанией?

Судя по имеющейся в открытом доступе информации, Уоррен Баффет взвесил (и отбросил) некоторые сомнения насчет возможных последствий его завещания для Berkshire Hathaway. В интервью журналу Fortune в 2006 году он сказал: «Я не стал бы заниматься благотворительностью в ущерб акционерам Berkshire Hathaway. Никаких проблем точно не будет». Однако в том интервью речь шла о том, как его решения отразятся на текущей цене акций. Мы же хотим вникнуть чуточку глубже: что произойдет с предприятием, которое до сих пор по сути контролировал крупнейший акционер, он же основатель? (Мы обратились за комментарием в Berkshire Hathaway, но ответа не последовало.)

Читайте материал по теме: Как заработать на благотворительности

Много лет инвесторы обсуждали вероятную судьбу Berkshire Hathaway после ухода Баффета, но речь шла преимущественно о вероятном преемнике Баффета в должности гендиректора и о колебании цен на акции. Баффет утверждает, что у компании есть четкий план и прописанная процедура преемственности: на прошлогоднем собрании акционеров он объявил, что после его смерти его сын Говард Баффет станет неоплачиваемым неисполнительным председателем совета директоров и таким образом обеспечит сохранение уникальной корпоративной культуры Berkshire Hathaway.

Сможет ли Говард выступить в роли хранителя «семейных ценностей» и защитить наследие своего отца, каким бы испытаниям ни подвергались корпоративные принципы и стратегия Berkshire Hathaway? Мы в этом сомневаемся — не из-за каких-либо недостатков Говарда, а просто потому, что у него в руках уже не будет контрольного пакета акций.

Опыт Hewlett-Packard (HP) с этой точки зрения сильно настораживает

В 2001 году тогдашний гендиректор корпорации Карли Фиорина рекомендовала совету директоров приобрести компанию Compaq Computer. Это был поворотный момент в истории всей фирмы, и «семейные» держатели акций, в особенности входивший в совет директор Уолтер Хьюлетт, сын соучредителя HP, публично и яростно выступали против.

Читайте материал по теме: На что Марк Цукерберг и Присцилла Чан решили пустить свои деньги

В ответ корпорация столь же публично отмахнулась от Уолтера Хьюлетта, как от «музыканта и интеллектуала», побудив тем самым разочарованного наследника опубликовать в прессе коммюнике: «Ошибка ценой в $25 миллиардов — не путь HP».

Но власть принадлежит тем, кому принадлежат акции. Соучредитель компании Билл Хьюлетт отдал свою долю в фонд Уильяма и Флоры Хьюлетт, а также другим благотворительным организациям, и в итоге его сын оказался не в силах наложить вето на решение топ-менеджмента, идущее вразрез с традициями основателей компании. Даже при поддержке наследников Паккарда заблокировать сделку с Compaq не удалось: наследники проиграли бой: 48% голосов против 52%. А ведь Уолтер правильно предостерегал: сделка не пошла корпорации впрок, доходы упали.

Великие филантропы оставляют своим наследникам немалые проблемы. Что для вас важнее, кем вы хотите остаться в памяти потомков — основателем бизнеса или великим филантропом? Единственного правильного ответа, увы, нет. Приходится делать выбор, и любой выбор приводит к определенным последствиям.

Билл Гейтс, соучредитель Microsoft, явно выбрал в качестве главного своего дела благотворительный Фонд Гейтсов. С тех пор как он создал его в 2000 году, Билл неуклонно сокращал свою долю в Microsoft, а в 2014 году отказался и от почетной должности президента корпорации. Его миссия, заявил он, в том, чтобы «помочь каждому человеку получить шанс на здоровую и продуктивную жизнь».

Гейтс не только пожертвовал свое немалое состояние на филантропические проекты, но и — вместе с Баффетом — основал движение, поощряющее к подобным поступкам и других миллиардеров. Около 150 семейств уже взяли на себя крупномасштабные благотворительные обязательства, среди них основатели знаменитых компаний — таких, как Intel, Oracle и Virgin. Миллиардеры превращаются в великих филантропов, они меняют мир и вдохновляют своим примером других. Но кое-кто критиковал «братство благотворителей», и раздавались голоса, что для филантропии найдутся способы и получше.

Например, альтернативный подход (к сожалению, не вызывающий столь шумного отклика в прессе) предполагает сохранение частной компании как ключевой экономической институции. Ведь есть пример Cargill, Bechtel, SC Johnson, где члены семьи не выпускают бизнес из своих рук и обеспечивают ему прочный успех. По наследству вместе с предприятием к следующему поколению переходит глубокая ответственность как перед сотрудниками, так и перед обществом, причем наследники зачастую оказываются и последовательными филантропами. В таких случаях благотворительность осуществляется с помощью ежегодных пожертвований, а не демонстративной передачей собственности. Такой путь филантропии тоже может быть весьма эффективным, причем компания выигрывает за счет того, что семья сохраняет полный контроль над детищем своих отцов и дедов — а Berkshire Hathaway этого преимущества, увы, будет лишена.

Читайте материал по теме: Создавайте общественные блага, и вы не проиграете

Уоррен Баффет делает крупные ставки в надежде на двойной выигрыш. Он твердо решился войти в историю как один из величайших филантропов в истории, однако надеется при этом на то, что Berkshire Hathaway ждет успех и после его смерти, довольно сомнительная затея. На вопрос, каковы будут последствия передачи акций Berkshire Hathaway фонду Гейтсов, он ответил: «Для компании — никаких... изменится имя на документах, все прочее останется по-прежнему».

Нас тревожит вопрос, не тешится ли иллюзиями основатель легендарной компании, чей успех он мечтал увековечить. По нашему опыту, самые блистательные решения Баффета не отменяют фундаментального факта: Berkshire Hathaway постепенно переходит в другие руки.

Время покажет, выиграет фирма от этой ставки или же проиграет. Тем временем основателям других компаний, которые задумывают столь же ошеломительные акты благотворительности, как Уоррен Баффет, стоит внимательно присмотреться к процессам в Berkshire Hathaway. Можно ли расстаться с миллиардами, не расставаясь с самой компанией? Если уж Уоррен Баффет не сумеет здесь выиграть, то вряд ли кто-либо другой сможет.

Материал подготовлен при участии Джоша Бэрона. Он соучредитель и партнер Banyan Family Business Advisors.