«Семейное образование — это предельное освобождение от школы» | Большие Идеи

・ Феномены

«Семейное образование — это предельное освобождение
от школы»

Интервью с профессором Института образования НИУ ВШЭ Катериной Поливанова

Автор: Юлия Фуколова

«Семейное образование — это предельное освобождение от школы»
Павел Маркелов

читайте также

Левиттова экономика

Петров Сергей

Не так полезны «лайки»…

Непрестижное повышение: что делать, если вам предложили не тот пост, на который вы рассчитывали

Ирина Пешкова

Культура роста

Пандемия усилила недовольство многих родителей современной школой. Детей все чаще переводят на семейное образование. О том, каковы перспективы у тех, кто учится дома, и есть ли у них преимущества перед обычными школьниками, рассказывает доктор психологических наук, профессор Института образования НИУ ВШЭ Катерина Поливанова.

HBR Россия: Как давно в России появилась возможность обучать детей не в школе, а дома?

Поливанова: Вообще-то семейное образование — исходная форма обучения подрастающего поколения. В современных условиях подобная практика была закреплена в России в 1992 году, когда приняли первый постсоветский «Закон об образовании», а затем в 2012-м его новую редакцию. В законе есть пункт о том, что ребенок может обучаться вне школы, независимо от того, здоров он или нет, и за его образование отвечают родители. Таких детей еще называют «хоумскулеры» (от англ. homeschooler — обучающийся дома).

Много ли детей сегодня обучается дома?

Со статистикой до сих пор сложно. Но могу сказать, что очень незначительная часть российских детей получает семейное образование — менее 1%. Помимо того, что семейное образование — довольно затратное дело, есть и формальные причины. Например, существуют разные форматы образования вне школы. Есть очно-заочное или заочное обучение, когда ребенок учится дома, но приписан к конкретной школе и числится ее учеником, сдает промежуточные контрольные работы и проходит ежегодную аттестацию. Школа получает бюджетное финансирование на этого ученика. Семейное образование юридически оформляется по-другому — ребенок не приписан к учебному заведению, и его обучение организуют родители по своему усмотрению. Для детей старше 15 лет такой формат называют самообразованием, хотя, по сути, это то же, что и семейное образование. Школа не получает никакого финансирования (родители, впрочем, тоже). Поэтому администрации учебных заведений удобнее предложить родителям оставить ребенка в составе школьного контингента.

А как организована аттестация хоумскулеров?

В случае семейного образования обязательными являются две аттестации — ОГЭ после 9 класса и ЕГЭ после 11-го, причем родители могут выбирать школу для сдачи тестов. Соответственно, ребенок получает документ об основном общем и среднем общем образовании, а затем может поступать в вуз. Другие промежуточные аттестации хоумскулеры сдавать не обязаны. Конечно, чем меньше экзаменов, тем проще, но и ответственность родителей выше, особенно если они заинтересованы в высоких достижениях. Без контрольных работ сложнее понять, отстает ли ребенок от школьной программы или нет.

Почему семейное образование стало альтернативой традиционным средним школам?

Все началось примерно в середине ХХ века. Некоторые религиозные семьи были недовольны излишней секулярностью образования — например, преподаванием теории Дарвина. Они хотели оградить своих детей от излишне научной картины мира и забирали их из школы. Параллельно происходили и другие процессы. Традиционно образование решало основную задачу государства и общества — воспроизводство работников. Детей с особыми потребностями часто даже не принимали в школы, из них ведь не сделаешь полноценного труженика. А в 1960-е годы фокус начал смещаться на индивида, его желания и ценности. Стали говорить о вкладе родителей в образование детей — если взрослые вовлечены в процесс, то вероятность хороших результатов выше. Появились также исследования о мотивации учеников. Фактически в 1960—1970-е годы образование перестало быть делом исключительно государства, его стали рассматривать с точки зрения семьи и самого человека. Родитель все больше и больше становится актором в этом процессе.

Какова ситуация с семейным образованием в других странах?

Такой формат существует во многих странах — в первую очередь, англосаксонских: США, Великобритании, Новой Зеландии, Австралии, Канаде. Лидером считаются США, где около 3% детей находится на семейном обучении, то есть примерно 2,5 млн человек. Судя по последним данным, их количество растет. Есть разные институции, которые занимаются домашним образованием, группы поддержки и т. д. На другом полюсе — страны, где образование на дому запрещено. Яркий пример — Германия. Здесь даже есть решение конституционного суда, что родители обязаны обучать ребенка в школе, в противном случае их наказывают штрафом и могут изъять детей из семьи. В Швеции тоже нельзя просто так забрать детей из школы — предусмотрена очень сложная процедура. Есть еще промежуточные варианты — Чехия, Венгрия и другие страны, где можно добиться перевода на семейное обучение. Впрочем, в последнее время европейское законодательство стало смягчаться.

По каким причинам родители чаще всего забирают детей из школы?

Мы с моей коллегой Кристиной Любицкой проводили такие исследования, но, отвечая на вопросы, родители не всегда дают истинные объяснения. Скорее, это некая рационализация. Наиболее частые причины — неудовлетворенность школьным образованием. Школа неэффективно использует учебное время, не обеспечивает достаточное качество подготовки. Родители уверены, что при индивидуальной работе ребенок может освоить предметы гораздо быстрее, чем в классе из 30 человек. Во время пандемии после перехода на дистанционное обучение многие родители пришли в ужас от того, как организованы уроки. У меня нет данных, но подозреваю, что количество хоумскулеров в России за последние два года заметно увеличилось.

Другая группа причин — психологические. Например, ребенок теряет мотивацию или родители недовольны его окружением. Скажем, одноклассники и другие дети из школы ведут себя агрессивно, курят, принимают наркотики. В США в 1960—1970-е годы родители часто забирали детей именно по этой причине. Отдельно стоят религиозные соображения. Наконец, еще один мотив — укрепление семейных связей.

Что представляют собой семьи хоумскулеров?

Если взять статистику США, то примерно 80% семей, которые перешли на домашнее образование, — белые. То есть среди хоумскулеров белых больше, чем в среднем по стране. Большинство родителей имеют высшее образование, 90% живут выше черты бедности. Словом, достаточно обеспеченные люди. Вообще, когда говорят о домашнем образовании, часто представляют себе благополучную семью «белых воротничков», где ребенок занимается за столом в чистом доме. Такая картинка более вероятна, но среди тех, кто переходит на семейное обучение, есть и маргинальные группы, люди с какими-то зависимостями, которые живут в трейлере и переезжают из штата в штат. Хотя их, конечно, меньшинство.

А как обстоят дела в России?

Российские семьи тоже бывают самые разные. Некоторые родители перебрались в теплые страны, живут на островах. Когда-то я читала в интернете про семью, которая ходит на яхте по всему миру и, соответственно, самостоятельно организует обучение своих двоих детей. Среди российских хоумскулеров большое количество многодетных семей. Здесь связанные вещи — среди многодетных часто встречаются религиозные семьи, а среди них немало многодетных. И если старшие дети не посещают школу, то младшие, скорее всего, даже в садик ходить не будут.

Каким образом родители организуют занятия дома?

Многие считают, что семейное образование — это когда неработающая мама преподает ребенку разные дисциплины. Я и сама когда-то так заблуждалась. Возможно, программу начальной школы еще можно освоить с помощью родителей, но в средней и старшей школе этого будет недостаточно. То есть родитель в большей степени не преподаватель, а образовательный менеджер, администратор семейной школы. А уж как она будет организована внутри — здесь множество вариантов. Сегодня есть огромное количество сервисов, в том числе онлайн, которые предоставляют возможности для обучения вне школы. Например, можно получить доступ к Московской электронной школе, где много контента по разным предметам. И конечно, привлечь репетиторов.

Индивидуальный подход — большой плюс домашнего обучения. Нанятый преподаватель или родитель в роли учителя следит за потребностями и успеваемостью конкретного ребенка, не гонит вперед, если тот что-то не усвоил, видит успехи и пробелы своего подопечного.

А чему обучают на дому? Родители придерживаются школьной программы или составляют собственную?

Я подписана в интернете на одну американскую группу, которая называется Education Without School (образование без школы). Лидер этой группы говорит: если родители решили забрать ребенка из школы, самое глупое, что они могут сделать, — организовать такую же школу дома. Я согласна — нет смысла суетиться, чтобы выстроить еще одну бурсу. Семейное образование подразумевает, что знания можно получать не только путем натаскивания. Если до ОГЭ или ЕГЭ еще далеко, необязательно ориентироваться на школьную программу, важно работать с интересами ребенка.

Это не всегда просто — понять, что именно ребенка интересует.

Слово «интересует» в отношении ребенка очень тонкое. Откуда он знает, что любит мороженое, если никогда его не пробовал? Как поймет, что ему нравится электротехника, если у него никогда ничего не искрило в руках? Надо искать, что ребенка «зацепит», задавать ему парадоксальные вопросы, провоцировать интерес к разным предметам. Обычно родители сами чем-то увлекаются, и, скорее всего, ребенок тоже будет смотреть в эту сторону. Скажем, в семье физиков он с большей вероятностью заинтересуется наукой.

На какие методики обучения ориентируются родители при семейном образовании?

Когда родители планируют оставить ребенка дома, они хотят разобраться в учебном процессе, начинают изучать разные программы, интересуются методиками. Образовательный менеджер должен понимать, как все устроено. Родители, у которых нет педагогического образования, вступают на территорию, где они не чувствуют себя профессионалами, многие испытывают затруднения с выбором методик. Им нужны источники информации, поддержка, люди, готовые проконсультировать. Поэтому вокруг хоумскулеров складываются неформальные сообщества, ассоциации. Иногда родители объединяются, собирают детей в группы и находят одного преподавателя. Потом для других занятий группы переформатируются.

Считается, что семейное образование обходится недешево. О каких суммах идет речь?

Все очень индивидуально. Если ребенок в начальной школе, то чтение, счет, письмо, обсуждение книг, явлений природы можно организовать своими силами. Если нужна подготовка к экзаменам, то многое зависит от амбиций родителей, требуются ли высокие баллы ЕГЭ для поступления в университет. В этом случае приходится вкладываться, нанимать репетиторов, как и детям, которые ходят в школу. Семья обычно использует все возможности, к тому же существует довольно много бесплатных или недорогих сервисов. Правда, надо постараться, чтобы их найти.

Есть ли какие-то сравнительные данные о результатах хоумскулеров и их сверстников-школьников?

Большинство родителей хоумскулеров — люди образованные, обладающие высоким социально-экономическим статусом и культурным капиталом. Чтобы доказать, что такие дети показывают лучшие результаты, чем выпускники школ, надо провести очень сложное исследование — богатые семьи сравнивать с богатыми, образованные с образованными и т. д. К сожалению, убедительных исследований пока нет ни в США, ни тем более в России. И мы не можем сегодня сказать, что домашнее обучение приводит к каким-то статистически значимым отличиям от школьного. Если же говорить в общем, то да, мы видим довольно благополучную группу хоумскулеров, которые показывают неплохие результаты. Есть данные, что они становятся успешными студентами. Но что в этом случае является причиной — семейное обучение или тот факт, что их родители высокообразованные, с хорошей библиотекой и широкими возможностями? Знаю одну уникальную девушку 22 лет, которая не ходила в школу. Родители считают, что ее достижения связаны именно с семейным образованием, а я думаю, что она просто такая сама по себе. Возможно, индивидуальные особенности конкретного ребенка имеют гораздо больший вес, чем система обучения.

А что вы думаете о нашумевшей истории Алисы Тепляковой? Девочка училась на дому и в 9 лет поступила на факультет психологии МГУ.

Мне эта история не нравится. Да, ребенок с хорошей памятью вполне может освоить программу средней школы и сдать ЕГЭ существенно раньше срока. Родители Алисы очень постарались. Но главный вопрос: зачем? Я не понимаю цели родителей. Образование связано с формированием картины мира, и этот образ складывается не только под влиянием учебников и знаний — огромную роль играет человеческий опыт. А у Алисы объективно опыт очень скудный. У меня есть сомнения, что у нее сложилось какое-то мировоззрение, содержательная картина мира.

Наверное, дело в амбициях родителей.

Это первое, что приходит в голову: родителям был нужен рекорд. Другой вопрос, зачем они выбрали факультет психологии. Как можно эдипов комплекс по Фрейду или что-то подобное обсуждать с девятилетним ребенком, который толком не знает, откуда дети берутся? Возможно, если бы девочка поступила на математический факультет, где важны формальные знания, было бы лучше, но все равно цель непонятна. Сейчас продолжительность жизни растет, Алиса еще маленькая, пусть лучше она испытает все радости этой долгой жизни.

Несмотря на то, что домашнее образование существует уже давно, в обществе нередко воспринимают его в штыки. Почему?

Все привыкли к традиционному образованию, а когда возникают новые формы обучения, люди их отвергают — проще иметь дело с чем-то известным. Можно сравнить с тем же правильным питанием. Попробуйте, например, объяснить бабушке, что не стоит жарить на сливочном масле. Она будет очень удивлена: «А что не так? Я всю жизнь на этом масле готовила». Так и с семейным образованием. Семьи-хоумскулеры иногда жалуются, что им трудно объяснить свое решение, родственники их не поддерживают. Окружающие говорят, что в школе бывало всякое, кого-то дразнили или били, но все равно все выросли приличными людьми. Пусть ребенок тоже узнает, что такое жизнь. Такая точка зрения существует, но я ее не поддерживаю. Достижение последних десятилетий — готовность услышать детские переживания. Представления о том, что хорошо и что плохо для ребенка, во многом меняются.

Семейное образование часто критикуют за то, что хоумскулеры недостаточно социализированы. Это действительно так?

Если ребенок ходит в школу, родители полагают, что общение происходит автоматически. Что касается хоумскулеров, то об их социализации начали говорить в США, когда число домашних детей стало расти — мол, они мало общаются со сверстниками, и это плохо. Конечно, если семья живет замкнуто и дети взаимодействуют только внутри своего круга, наверное, у них будут проблемы. Если же семейное обучение организовано должным образом, то у ребенка много контактов с другими детьми. Нормальные родители озабочены этим вопросом и стараются специально такое общение организовать. Они ходят в гости к другим семьям, где много детей. Не забывают про дополнительное образование в группах, в кружках. На сегодняшний день есть данные (может, и не вполне строгие), что проблем с социализацией у хоумскулеров не обнаружено. Они так же общаются, как и их сверстники-школьники. То есть само по себе семейное образование не является причиной низкой социализации детей.

Какие еще проблемы возможны в семьях хоумскулеров?

Когда мы проводили интервью с родителями, некоторые из них жаловались на психологические сложности. Когда родитель параллельно играет роль учителя, ребенок находится в растерянности, это может вызывать сопротивление с его стороны. Мама традиционно оберегает, учитель преподает и заставляет заниматься, а тут все смешалось, в голове ребенка путаница. Возможно, если мама возьмет на себя больше обязанностей менеджера, а не учителя, таких проблем будет меньше.

Часто ли дети после домашнего обучения возвращаются обратно в школу?

Бывает, что старшеклассники снова идут в школу. Отчасти из-за подросткового возраста, когда детям интереснее не дома обучаться в присутствии родителей, а в компании со сверстниками. Иногда в школу возвращаются для подготовки к выпускным тестам. Всегда кто-то уходит из школы, кто-то снова приходит. Это нормально. Например, у моей бывшей аспирантки старший ребенок учился дома, а младший потребовал водить его в школу — сам так захотел.

А как вы относитесь к семейному образованию?

Отношусь нормально, хотя как родитель понимаю, что сама точно бы не справилась. Пятьдесят лет назад единственной точкой доступа к образованию была школа, выпускники могли поступить в техникум или вуз, а учиться самостоятельно было практически невозможно. Главным результатом считались образовательные достижения — оценки, и шире — знания. Одна школа могла давать хорошие знания, другая плохие. Но в XXI веке качество образования уже не сводится только к достижениям — важно еще и благополучие ребенка. И если учитывать именно такой подход, то семейное образование может быть действительно хорошим вариантом. Ребенку здесь уютно, тепло, не страшно.

Еще один важный момент. Сегодня количество точек доступа к знаниям растет экспоненциально, и совершенно точно есть места, где гораздо интереснее, чем на школьных уроках. Если ребенок увлекается физикой и ходит, например, в кружок при физфаке МГУ, то там точно будет круче, чем в школе. В 2005 году в России была переведена книга Ивана Иллича «Освобождение от школ» (Deschooling Society), а оригинал вышел еще в 1971-м. Иллич уже тогда говорил, что школа перестает быть единственной точкой для получения знаний, и человек сможет собирать их в разных местах, как портфолио. Скажем, математику учить в одном месте, литературу в другом. В этом смысле семейное образование — предельная форма освобождения от школы. Образованные родители предоставляют детям много возможностей — кружки, репетиторы, разные группы. В последнее время популярны совместные занятия, когда родители с детьми осваивают кулинарные навыки, гончарное дело и проч. Это совершенно другая модель обучения.

Какое будущее ждет семейное образование?

Я думаю, общество будет все больше и больше привыкать к нетрадиционным формам образования, неприятие уменьшится. В конце концов, привыкли же мы к вегетарианцам. Конечно, число хоумскулеров никогда не достигнет 100%. Но, возможно, сама школа изменится, дети в классах будут все время меняться, заниматься тем, что им интересно, — физикой, языками или чем-то еще.

Когда-то в обществе в разных сферах существовала главная линия, а то, что выходило за границы, считалось маргинальным. В мои институтские годы нельзя было надеть длинную юбку, если все носили короткие, никто не ходил на тонком каблуке, если в моде толстые. А сегодня нет жестких правил — можно ходить в чем хочешь. Мир становится все более разнообразным. В начале XXI века мы уже спокойнее воспринимаем отличия и больше не думаем, что только мейнстрим — это хорошо.