Почему прогнозы ошибаются? | Большие Идеи

・ Наука

Почему
прогнозы ошибаются?

Как устранить типичные проблемы, возникающие при прогнозировании будущего

Автор: Александр Чулок

Почему прогнозы ошибаются?
Фото: Mark König / Unsplash

читайте также

Что скрывается за словом «возможно»

Майкл Дж. Мобуссин,  Эндрю Мобуссин

Три кита иерархии: доминирование, лидерство и независимость

Дмитрий Жуков

Как заставить работать команду звезд

Клаудио Фернандес-Араос

Виртуальный мир как кузница руководящих кадров

Малоун Томас,  О’Дрисколл Тони,  Ривз Байрон

В 1900 году перед знаковой выставкой «Экспо» в Париже группа видных инженеров, ученых, дизайнеров объединилась, чтобы сделать прогноз на ближайшие 100 лет. Результатом стала серия восхитительных картинок-карточек, охватывающих практически все сферы жизни: от охоты и спорта до школы и парикмахерских. Только вот ожидания визионеров не оправдались: к 2000-м годам не было ни подводных гонок на гигантских барракудах, ни строительства городских кварталов по нажатию архитектором пары кнопок, ни загрузки знаний из учебников прямо в мозг ученикам в школе. На протяжении ХХ века лучшие мыслители и предприниматели — от Альберта Эйнштейна до Билла Гейтса — регулярно ошибались в своих высказываниях относительно будущего.

События последних лет подогрели интерес бизнеса и общества к прогнозам и форсайтам. В результате почти каждый стал считать себя серьезным экспертом, и отличить в экспоненциально растущем потоке предсказаний научно обоснованные оценки от пересказа газетных заголовков или компиляций отчетов, сделанных программами-ботами, становится все труднее. Оставляя за скобками длинный разговор о том, как «надо» осуществлять прогнозирование и работу с будущим на базе научно обоснованного форсайта, остановимся на разборе типичных проблем прогнозирования и рекомендациях по их устранению.

Будущее в тумане: баланс спроса и предложения

Проблемы. Определить объект и цели исследования будущего — задача нетривиальная. Часто заказчики прогнозов хотят узнать «все и сразу» о своей отрасли, продуктах, технологиях, конкурентах и в конце получить ответ на вопрос «Что мне с этим делать дальше?». В противовес им исполнители могут ориентироваться либо на слишком узкие задачи, ограниченные их возможностями и инструментарием, либо, наоборот, «витать в облаках» футурологии без привязки к ограничениям действительности.

Выбор горизонта прогнозирования также имеет свои особенности: слишком «приземленный», например два-три года, во многих случаях не позволит увидеть картину с «высоты птичьего полета» и разглядеть «лес за деревьями»; слишком отдаленный, 20—30 лет, может быть оторван от реальности, а его результаты с трудом применимы на практике. Не стоит сбрасывать со счетов и разницу в продолжительности планов ключевых стейкхолдеров: бизнеса и государства. С начального этапа инновационного и научно-технологического развития в современной России они расходились иногда втрое: два-три года против семи-десяти лет.

Рекомендации. Найти баланс спроса и предложения лучше в самом начале проекта — например, обговорив с заказчиком, как должен выглядеть конечный результат, обсудив все вплоть до развернутой структуры отчета или финальной презентации. При выборе оптимального горизонта прогнозирования, по опыту проведения большинства успешных форсайтов, стоит ориентироваться на полтора-два жизненных цикла выбранного объекта. Для развития города или страны это может быть и 15, и 20, и 40 лет, для быстрорастущих рынков, например NFT или прикладного применения ИИ, — пять-семь лет.

Бритва Оккама и бриллианты Поппера: подбор нужной методологии

Проблемы. Традиционно представителями научных школ по изучению будущего были те, кто опирался на принципы математического моделирования, построения сложных моделей и расчетов, ориентировался на эмпирику — результаты опросов различных экономических агентов, в том числе компаний и исследовательских центров, и те, кто апеллировал к гению отдельных личностей. Ни один из этих подходов не лишен серьезных недостатков. Модели, даже самые совершенные, часто базируются на жестких предпосылках, которые редко выполняются, особенно в условиях новой реальности, расчеты чувствительны к наличию и качеству входных данных, а формулы порой бывает сложно понять даже подготовленному пользователю. Экспертные подходы во многом зависят от корректно выстроенных критериев отбора специалистов, уровня и масштаба их знаний и их готовности до конца пройти весь методологический путь. А отдельные яркие таланты могут блестяще «угадать» будущее, как, например, Жюль Верн, описавший полеты человека в космос, погружение в пучины океана или возможности видеосвязи, а могут сильно ошибиться, как лорд Кельвин, заявивший в 1900 году, что в физике уже больше ничего не изобрести.

Объединяющей платформой для разных подходов к работе с будущим стал форсайт, зародившийся более 70 лет назад. На начальных этапах своего развития в России, 10—15 лет назад, когда многие стейкхолдеры — представители государственных компаний, крупных частных предприятий, а также министерств, ведомств и регионов — только начинали использовать форсайт, часто встречающиеся методические ошибки были связаны со смещением набора применяемых инструментов в сторону менее ресурсозатратных и более «наглядных», игротехнических, таких как экспертные панели, форсайт-сессии, форсайт-марафоны и проч.

В этот же период сформировалось во многом однобокое представление о форсайте исключительно как об «экспертном» методе, основанном на выявлении и систематизации позиций отдельных специалистов, которые часто даже не были отобраны по прозрачным и научно обоснованным критериям. Рост популярности термина «форсайт» в России привел к тому, что его стали использовать применительно к любому мероприятию, связанному с обсуждением будущего.

Рекомендации. Современный классический форсайт включает в себя более 80 методов и инструментов — как заимствованных, например у социологов, маркетологов, эконометристов и макроэкономистов, так и получивших собственное развитие — таких, скажем, как масштабный опрос экспертов Дельфи, разработка сценариев, в том числе шокирующих, анализ трудно предсказуемых событий — джокеров, построение системных дорожных карт с многочисленными увязанными между собою уровнями-слоями. Главное ноу-хау качественной методологии работы с будущим — комбинация методов и продуманная последовательность их применения. Мировой гуру форсайта — член экспертной панели российского Прогноза научно-технологического развития Рафаэль Поппер рекомендует использовать методы из четырех граней созданного им ромба-бриллианта, отражающих креативность (анализ джокеров, научная фантастика, прогнозы гениев), доказательность (математические модели, библиометрический и патентный анализ, бенчмаркинг), экспертизу (углубленные интервью, опросы) и взаимодействие (форсайт-сессии, фокус-группы, семинары и конференции).

Если проект крупный, скажем долгосрочный национальный прогноз, то количество используемых методов может достигать 10—12, причем некоторые из них можно применять на протяжении всего исследования — это углубленные интервью или форсайт-сессии, предваряющие создание сценариев, затем опросы экспертов и разработка моделей, а в конце — закрывающие экспертные мероприятия. Попытки «сократить путь», заменяя полноценный цикл проведения форсайта на урезанную версию, приводят к девальвированию результатов, и профессиональное сообщество это быстро замечает.

Не стоит забывать, однако, что зарубежные методологии, даже хорошо зарекомендовавшие себя в других странах, могут не подойти для того или иного государства, отрасли или компании. Их импорт требует учета особенностей экономики, уровня технологического развития, инновационной культуры, качества институтов и многих других параметров. В большинстве комбинаций хорошо работает старый, но проверенный подход, известный как Бритва Оккама. Он состоит в сочетании анализа глобальных трендов с охватом по методу 360 градусов, оценки «точки отсчета» (текущих заделов, возможностей) и вовлечения стейкхолдеров — представителей государства, бизнеса, общества, науки и вузов, то есть тех, кому в будущем нужно будет использовать результаты прогноза.

Трудности перевода: общее понимание облика будущего

Проблемы. Даже в рамках одного языка прогнозы можно излагать на разных «диалектах» (или, точнее, в разных стилях): канцелярите, понятном чиновникам; корпоративно-деловом, используемым управленцами компаний; научном, применяемым исследователями; футурологическом или экспертно-аналитическом. Одно и то же описание на этих «диалектах» будет звучать по-разному: «словил лося», «ушел в минус», «не выполнил KPI» — формулировки отличаются, а смысл — нет.

Если не прийти к единому пониманию облика будущего, можно оказаться в положении строителей Вавилонской башни, которым не хватило совсем немного для ее завершения. Такое часто происходит на экспертных мероприятиях: участники собираются, говорят каждый о своем и расходятся. А «воз» остается на месте.

Рекомендации. Классический форсайт позволяет снять языковые ограничения за счет систем межотраслевых таблиц, оценки кросс-эффектов, хорошо подготовленных форсайт-сессий и принципа обязательного вовлечения представителей всех групп стейкхолдеров, а не только тех, кого «удалось пригласить». При этом не стоит забывать, что стейкхолдеры могут существенно отличаться друг от друга — по возрасту, критическим позициям, видению мира, отношению к техническому прогрессу (техно-оптимисты против консерваторов или неолуддитов) и т. д. — и это влияет на язык, которым они пользуются.

Чтобы перекинуть всем понятные мосты из будущего в настоящее, в крупных исследованиях часто прибегают к помощи профессиональных модераторов, психологов, социологов. Не менее важно, достигнув консенсуса или зафиксировав «особые мнения», положить результаты в основу дорожной карты, интегрировав их в систему принятия решений заказчика и стейкхолдеров. Лучше озаботиться этим в начале проекта, вместе обсудив ожидания от результатов и пути их дальнейшего использования.

***

Самое важное в исследовании будущего — регулярность. Здесь, как в спорте: не стоит ожидать моментального эффекта, один раз сходив в спортзал. Да и заниматься лучше с опытными тренерами, то есть с профессионалами по классическому форсайту. Многие зарубежные компании и часть российских уже сформировали у себя систему прогнозирования и планирования, основанную на принципах форсайта, осуществляющую регулярный мониторинг трендов, рынков, продуктов и технологий и позволяющую быстро адаптироваться к вызовам нового времени.  

Конечно, избежать всех ошибок на практике не получится, а может, и не стоит, ведь порой, чтобы чему-то научиться, нужно пройти весь путь самому. Но понимая, где при работе с будущим можно столкнуться с проблемами, и зная, как их обойти или устранить, чувствуешь себя немного уверенней в завтрашнем дне.