Почему прогнозы ошибаются? | Большие Идеи
Наука

Почему прогнозы ошибаются?

Александр Чулок
Почему прогнозы ошибаются?
Фото: Mark König / Unsplash

В 1900 году перед знаковой выставкой «Экспо» в Париже группа видных инженеров, ученых, дизайнеров объединилась, чтобы сделать прогноз на ближайшие 100 лет. Результатом стала серия восхитительных картинок-карточек, охватывающих практически все сферы жизни: от охоты и спорта до школы и парикмахерских. Только вот ожидания визионеров не оправдались: к 2000-м годам не было ни подводных гонок на гигантских барракудах, ни строительства городских кварталов по нажатию архитектором пары кнопок, ни загрузки знаний из учебников прямо в мозг ученикам в школе. На протяжении ХХ века лучшие мыслители и предприниматели — от Альберта Эйнштейна до Билла Гейтса — регулярно ошибались в своих высказываниях относительно будущего.

События последних лет подогрели интерес бизнеса и общества к прогнозам и форсайтам. В результате почти каждый стал считать себя серьезным экспертом, и отличить в экспоненциально растущем потоке предсказаний научно обоснованные оценки от пересказа газетных заголовков или компиляций отчетов, сделанных программами-ботами, становится все труднее. Оставляя за скобками длинный разговор о том, как «надо» осуществлять прогнозирование и работу с будущим на базе научно обоснованного форсайта, остановимся на разборе типичных проблем прогнозирования и рекомендациях по их устранению.

Будущее в тумане: баланс спроса и предложения

Проблемы. Определить объект и цели исследования будущего — задача нетривиальная. Часто заказчики прогнозов хотят узнать «все и сразу» о своей отрасли, продуктах, технологиях, конкурентах и в конце получить ответ на вопрос «Что мне с этим делать дальше?». В противовес им исполнители могут ориентироваться либо на слишком узкие задачи, ограниченные их возможностями и инструментарием, либо, наоборот, «витать в облаках» футурологии без привязки к ограничениям действительности.

Выбор горизонта прогнозирования также имеет свои особенности: слишком «приземленный», например два-три года, во многих случаях не позволит увидеть картину с «высоты птичьего полета» и разглядеть «лес за деревьями»; слишком отдаленный, 20—30 лет, может быть оторван от реальности, а его результаты с трудом применимы на практике. Не стоит сбрасывать со счетов и разницу в продолжительности планов ключевых стейкхолдеров: бизнеса и государства. С начального этапа инновационного и научно-технологического развития в современной России они расходились иногда втрое: два-три года против семи-десяти лет.

Рекомендации. Найти баланс спроса и предложения лучше в самом начале проекта — например, обговорив с заказчиком, как должен выглядеть конечный результат, обсудив все вплоть до развернутой структуры отчета или финальной презентации. При выборе оптимального горизонта прогнозирования, по опыту проведения большинства успешных форсайтов, стоит ориентироваться на полтора-два жизненных цикла выбранного объекта. Для развития города или страны это может быть и 15, и 20, и 40 лет, для быстрорастущих рынков, например NFT или прикладного применения ИИ, — пять-семь лет.

Бритва Оккама и бриллианты Поппера: подбор нужной методологии

Проблемы. Традиционно представителями научных школ по изучению будущего были те, кто опирался на принципы математического моделирования, построения сложных моделей и расчетов, ориентировался на эмпирику — результаты опросов различных экономических агентов, в том числе компаний и исследовательских центров, и те, кто апеллировал к гению отдельных личностей. Ни один из этих подходов не лишен серьезных недостатков. Модели, даже самые совершенные, часто базируются на жестких предпосылках, которые редко выполняются, особенно в условиях новой реальности, расчеты чувствительны к наличию и качеству входных данных, а формулы порой бывает сложно понять даже подготовленному пользователю. Экспертные подходы во многом зависят от корректно выстроенных критериев отбора специалистов, уровня и масштаба их знаний и их готовности до конца пройти весь методологический путь. А отдельные яркие таланты могут блестяще «угадать» будущее, как, например, Жюль Верн, описавший полеты человека в космос, погружение в пучины океана или возможности видеосвязи, а могут сильно ошибиться, как лорд Кельвин, заявивший в 1900 году, что в физике уже больше ничего не изобрести.

Объединяющей платформой для разных подходов к работе с будущим стал форсайт, зародившийся более 70 лет назад. На начальных этапах своего развития в России, 10—15 лет назад, когда многие стейкхолдеры — представители государственных компаний, крупных частных предприятий, а также министерств, ведомств и регионов — только начинали использовать форсайт, часто встречающиеся методические ошибки были связаны со смещением набора применяемых инструментов в сторону менее ресурсозатратных и более «наглядных», игротехнических, таких как экспертные панели, форсайт-сессии, форсайт-марафоны и проч.

В этот же период сформировалось во многом однобокое представление о форсайте исключительно как об «экспертном» методе, основанном на выявлении и систематизации позиций отдельных специалистов, которые часто даже не были отобраны по прозрачным и научно обоснованным критериям. Рост популярности термина «форсайт» в России привел к тому, что его стали использовать применительно к любому мероприятию, связанному с обсуждением будущего.

советуем прочитать

Об авторе

Александр Чулок — российский прогнозист, международный эксперт ПРООН по форсайту, д.э.н., директор центра научно-технологического прогнозирования ИСИЭЗ НИУ ВШЭ.

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Чье дело? Мое!
Нуралиев Борис
Как найти время, которого нет
Дональд Уосс,  Уильям Онкен-младший