Люди без работы: рынок труда готовится к кризису | Большие Идеи

・ Тренды

Люди без работы: рынок труда готовится
к кризису

Кризис, который начался в экономике, потянет за собой и рынок труда. Пока мы видим только первые сигналы, но в перспективе сокращение рабочих мест и доходов может быть очень серьезным

Автор: Юлия Фуколова

Люди без работы: рынок труда готовится к кризису
Фото: Florian Schmetz / Unsplash

читайте также

Офисные игры: как сделать карьеру и не стать беспринципным

Дерек Луск,  Роберт Кайзер,  Томас Чаморро-Премузик

8 правил, которые помогут решить задачу в незнакомой сфере

Елена Манаева

Обратная сторона медали: армейский опыт в менеджменте

Гретхен Гэветт

«Слияние Samsung и Harman – это мечта, ставшая реальностью»

Александр Губский / "Ведомости"

«Рынок труда взорван», — признался один HR-консультант, комментируя текущие события. На сегодняшний день пока нет данных, что мы столкнулись с полномасштабным кризисом — все-таки сокращение персонала и снижение зарплат происходят не сразу, а с некоторой задержкой после падения доходов бизнеса. Однако с конца февраля в компаниях царят депрессивные настроения.

«По характеру нынешний кризис больше напоминает не дефолт 1998-го и не рецессию 2008—2009 годов, а трансформационный период начала 1990-х, — говорит заместитель директора Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Ростислав Капелюшников. — Общий признак — повсеместный разрыв технологических и производственных цепочек, а разница только в том, что в 1990-е годы разрыв связей происходил внутри страны, а сейчас — с внешним миром».

По данным экспертов из Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ, российский рынок труда уже давно реагирует на кризисы нестандартным образом — падение ВВП не сопровождается пропорциональным ростом безработицы. Так, в 1990-х ВВП упал на 40%, а максимальный показатель безработицы составлял всего лишь 13%. Во время кризиса 2015 года уровень безработицы вообще не изменился. Все дело в том, что вместо увольнений российские компании предпочитают различные механизмы манипулирования рабочим временем: массово вводят неполную занятность, сокращенный график, отправляют в вынужденные отпуска. Кроме того, они часто понижают заработную плату. Все эти меры существенно экономят фонд оплаты труда, а чем дешевле обходятся сотрудники, тем меньше стимулов их увольнять. Государство, в свою очередь, усложняет массовые сокращения персонала. «Никаких оснований полагать, что работодатели сейчас будут реагировать как-то иначе, лично у меня нет», — говорит Капелюшников.

Уход западных компаний мало повлияет на показатели безработицы — во всех иностранных организациях работают примерно 4% занятых в российской экономике. Если даже закроются все, вряд ли на рынке труда случится коллапс. Дальнейшая ситуация зависит от того, насколько длительным будет кризис. Если, скажем, безработица достигнет 7% в год, это будет прирост лишь на 3 п. п., тогда как падение ВВП по итогам 2022 года, по самым консервативным оценкам, может составить не менее 10%.

Перспективы пока неясны, поэтому компаниям приходится действовать практически наугад. А первая реакция — остановиться и перевести дух.

Что с работой?

«Наем поставили на фриз» — такая фраза появилась в лексиконе рекрутеров (от англ. freeze — заморозить) с конца февраля. Многие работодатели решили сделать паузу, чтобы оценить ситуацию. Antal Russia провела опрос в середине марта, и, по ее данным, 37% компаний (из 302 опрошенных) заморозили наем, а 24% будут только замещать уходящих сотрудников. По словам партнера хедхантинговой компании Kontakt InterSearch Russia Галины Спасеновой, о приостановке найма сообщили 47% организаций (из 602 опрошенных). В основном это позиции линейного уровня, связанные с развитием, а также топ-менеджеры, которых планировали брать в новые проекты. При этом бизнес продолжает искать людей для поддержания и повышения эффективности текущих бизнес-процессов.

«Если говорить про рынок в целом, то на конец марта мы не видели апокалиптических настроений, — рассказывает главный эксперт hh.ru по рынку труда, руководитель направления клиентской эффективности Наталья Данина. — Есть естественное замедление, но оно связано, скорее, с необходимостью понять, как действовать дальше». Если сравнить количество активных вакансий на hh.ru в России сейчас и на неделе, предшествующей 24 февраля, то в среднем оно уменьшилось на 27%. Наибольшее падение наблюдается в столичном регионе, а также в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Примерно 38% компаний приостановили подбор, в то же время 41% организаций утверждают, что свои планы по найму не меняли.

Руководитель HR-консалтинга компании Manpower Анна Бурова выделила три вида реакций работодателей на кризис. Первые заморозили многие кадровые процессы, отозвали уже сделанные офферы, а также расстались с сотрудниками, которые находились на испытательном сроке. Вторая группа компаний приостановила свою деятельность, отправила часть людей в режим простоя или в неоплачиваемый отпуск. Некоторые западные работодатели еще не решили, будут ли уходить из России, но пока перестали оказывать услуги. Российские предприятия, зависящие от иностранных партнеров, тоже в сложном положении. Например, «АвтоВаз» приостановил несколько линий, подобный вариант рассматривают и на «Камазе»; «Уральские авиалинии» отправят в простой часть пилотов и бортпроводников.

Третья группа компаний активно занимается релокацией бизнеса и персонала. В основном это ИТ-игроки, которые могут легко перевезти людей из одного региона в другой. Они рассматривают разные варианты вплоть до Азии и Африки, не говоря уже о ближайших странах Европы. По данным Antal Russia, 51% опрошенных международных компаний имеют возможность релокации для сотрудников, 17% предлагают ее в данный момент.

По словам Анны Буровой, две недели назад небольшие международные компании начали закрывать представительства в России, а крупные (в том числе российские) проводят реорганизации, в которых предусмотрен перевод сотрудников на аутсорсинг, и сокращения. Однако о массовых увольнениях говорить пока рано. Об уже проведенных сокращениях персонала упоминали 1—2% клиентов hh.ru. А по мнению Галины Спасеновой, в ближайшие 2—3 месяца мы вряд ли увидим выход большого числа людей на рынок. В исследовании Kontakt InterSearch Russia о планируемых сокращениях сообщили 19% компаний, тогда как у 48% все стабильно.

В прошлые кризисы людей нередко увольняли быстро и помногу. «В 1998 году я работала в российском ритейлере электроники и помню, как отдел маркетинга и рекламы был уволен за одну минуту — им просто велели взять личные вещи и выйти на улицу», —рассказывает Анна Бурова. Сейчас подобная практика вряд ли возможна. По закону сокращаемых сотрудников нужно письменно предупреждать за два месяца, тем более проверяющие органы настороже. Впрочем, работодатели могут договориться с сотрудниками полюбовно и уволить их сразу, но с расширенной компенсацией. Некоторые готовы поддерживать персонал в трудные времена. По словам Буровой, ряд международных компаний начали активно заказывать программы аутплейсмента для помощи увольняемым. Российские компании также выражали готовность поддержать людей, выходящих на рынок труда.

Под дамокловым мечом

Аналитики hh.ru пока не видят резкого увеличения потока резюме, как было в 2014—2015 годах. По словам Натальи Даниной, с 24 февраля прирост составил 9%, но это, скорее, влияние сезонного фактора — многие ищут новую работу, получив бонусы за прошлый год.

Главными проигравшими, по всей видимости, окажутся сотрудники небольших компаний, поскольку у них меньше запас прочности. Сервис «Актион Бухгалтерия» по просьбе Forbes опросил около 300 представителей российского малого и среднего бизнеса. Около 11% из них уже уволили или отправили в простой менее 10% штата, 6,3% компаний — от 10 до 30% сотрудников, 2,8% — от 50 до 100% всего персонала.

В большей степени кризис почувствуют жители мегаполисов и крупных городов. «Чем дальше от Москвы, тем слабее последствия кризиса. Возможно, в отдаленной деревне люди вообще ничего не заметят, разве что рост цен», — говорит Ростислав Капелюшников.

Ожидаемо пострадают компании, которые сильнее других интегрированы в мировую экономику, связаны с западными поставщиками или клиентами. По данным hh.ru, самое заметное уменьшение количества вакансий пока наблюдается в сферах страхования и автобизнеса, а также на позиции юристов и административных работников. Серьезные перемены также ждут сферу услуг, рестораны, кинотеатры, транспорт, маркетинговые коммуникации. Реклама в интернете — и, в частности, соцсетях — кормила большое количество SMM-щиков, таргетологов, настройщиков воронок продаж и т. д. Их доходы уже упали, и им приходится осваивать новые каналы продвижения.

Пожалуй, за рабочие места могут не опасаться госслужащие — в этой сфере вряд ли стоит ждать особых неожиданностей, хотя количество вакансий сократилось. Опытные ИТ-специалисты были и будут нарасхват, учитывая, что, по разным оценкам, дефицит в целом составлял более миллиона человек. Анна Бурова вспоминает, как HR-менеджеры из областных центров жаловались в чатах, что уже «не тянут» местных специалистов по зарплатам, и кто бы подсказал, в какой деревне им теперь искать кадры? Ситуация наверняка обострится, поскольку часть профессионалов покинула страну.

Количество вакансий для «синих воротничков» и линейных специалистов пока не уменьшается — последние два года их не хватало, и компаниям даже приходилось увеличивать им зарплату. К тому же процесс импортозамещения будет стимулировать спрос на рабочую силу. По мнению Галины Спасеновой, бизнес вынужден искать новые технологии и новых партнеров, разрабатывать новые продукты, переориентировать производство на внутренний рынок, и такие специалисты будут востребованы.

Что с деньгами?

Базовая реакция компаний на кризис — по максимуму сокращать издержки и аккумулировать наличность. Многие в начале пандемии постарались снизить арендные платежи, провели переговоры с поставщиками и клиентами. Пересмотр штатного расписания и фонда оплаты труда — это следующий шаг.

Большинство крупных компаний уже выплатили бонусы за 2021 год — некоторые заранее, кто-то платил по частям. По данным Antal Russia, 16% работодателей отложили вопрос по выплате бонусов. Что касается базовых окладов, то тут эксперты пока не ожидают быстрых изменений — бизнес должен сначала оценить, какими будут доходы бизнеса, возможные кассовые разрывы и т. д. Кроме того, в случае понижения зарплаты сотрудников тоже необходимо предупреждать за два месяца. Людям, которых переводят в режим простоя, как правило, платят две трети от среднего заработка.

Несмотря на кризис, некоторые работодатели идут против тренда. Так, 62% опрошенных Antal Russia компаний будут повышать или уже повысили зарплату сотрудникам в этом году. Из результатов опроса Kontakt InterSearch Russia следует, что 15% респондентов намерены поднять оклады из-за девальвации (всем грейдам или отдельным категориям сотрудников), 11% собираются их снижать, а 45% пока ничего не меняют. «Я думаю, сохранение нынешнего уровня зарплаты будет уже хорошей новостью, даже если ее не станут индексировать по текущему валютному курсу», — считает Галина Спасенова. По мнению Ростислава Капелюшникова, темпы роста номинальной зарплаты будут отставать от темпов роста цен, поэтому в любом случае доходы людей упадут. «Мы будем жить хуже, в этом никто не сомневается», — говорит эксперт.

Что делать сейчас?

Карьерные перспективы многих специалистов пока туманны. Консультанты советуют держаться за свою работу и демонстрировать готовность включаться в решение разных задач. В то же время, если поступают интересные предложения со стороны и речь идет не о новых проектах, а о старых, уже доказавших свою эффективность, то, возможно, к ним стоит присмотреться.

Многим людям требуется психологическая поддержка, особенно тем, кого уже сократили. Для них лучший вариант — немного переждать, прежде чем выходить на рынок, отдохнуть или посетить психотерапевта.

Что касается бизнеса, то в лучшем положении те компании, где топ-позиции занимают руководители, уверенно чувствующие себя в роли антикризисных менеджеров. Организациям важно сохранить ключевых людей, быстро формировать кросс-функциональные проектные команды и тестировать новые идеи. «С другой стороны, если в компании сложилась жесткая авторитарная структура, то не стоит ничего резко менять», — говорит Анна Бурова.

Возможно, кому-то стоит воспользоваться ситуацией и взять ценных сотрудников, чьи работодатели ушли с рынка. Однако не нужно рассчитывать, что сейчас удастся найти топ-менеджеров «задешево» — кризис только начинается, и люди психологически не готовы смириться со снижением зарплат. К тому же из-за сложностей с адаптацией новые сотрудники могут не принести ожидаемый эффект. Так что лучший вариант — искать ресурсы внутри компании.

Основных изменений на рынке труда стоит ожидать не раньше мая—июня, когда закончатся импортные товары и компоненты на складах, и бизнес поймет, удалось ли ему перестроить работу и делать деньги в новых условиях. Есть риск, что качество продуктов и услуг пострадает, и это станет неприятным сюрпризом для потребителей. Падение выручки вынудит компании принимать кардинальные кадровые решения. Конечно, стоит надеяться на лучшее, но к худшему нужно готовиться заранее.