Подвиг или боль | Большие Идеи

・ Психология
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Подвиг
или боль

Если вы нашли работу, ради которой готовы пойти на жертвы, делайте это правильно

Автор: Джанпьеро Петрильери

Подвиг или боль
Фото: JENS MAGNUSSON/GETTY IMAGES

читайте также

Десять приемов для эффективного совещания

Джоэл Шварцберг

Как не попасть в ловушку сопереживания

Жаклин Картер,  Марисса Эфтон,  Расмус Хогард

Как лидеры расходуют свой самый ценный ресурс

Майкл Портер,  Нитин Нория

В поисках идей: августовский выпуск

Это был последний из трех двухмильных интервалов, мне оставался один круг. Наступил тот момент, когда боль перестает обжигать мышцы ног и легкие и ты смотришь на все как будто очутился в густом облаке тумана.

Мой школьный тренер по бегу стоял у дорожки. «Какое время?» — спросил я на бегу. Он взглянул на секундомер, висевший у него на шее, и прокричал мне вслед: «Слишком медленно, если у тебя хватает дыхания на разговоры!» Я ускорился.

«Извините» — пробормотал я, отдышавшись. «Молодец, теперь можешь идти спать», — ответил он. Мне очень нравился этот удивительный человек. Он заботился о нас, как о будущих олимпийцах. Конечно, мне до этого было далеко. По правде говоря, у меня вообще не было способностей. («Так же старайся на учебе», — вот что еще часто говорил мне тренер.) Но именно тогда на беговой дорожке я усвоил, что надо преодолевать боль, и мне это пригодилось в жизни.

Я до сих пор бегаю, правда, медленно, и понимаю, почему многие руководители говорят мне, что их вдохновляют знаменитые спортсмены. У них действительно есть что-то общее: упрямство, одержимость результатами и склонность к нанесению себе боли.

Я задумался об этом сходстве, когда читал переписку обеспокоенной Арианны Хаффингтон и измотанного Илона Маска. Она предостерегла его о том, что он разогнался и движется слишком быстро. Маск ответил, что не может сбросить скорость, и рассказал The New York Times о годе «мучительной боли». Потерял ли он рассудок или просто решил говорить предельно откровенно?

Я не знаком с Маском лично и не могу ответить на этот вопрос. Но в одном я уверен. В знаменитых лидерах мы часто видим свое отражение, и, судя по отклику на откровения Маска, многие испытывают нечто похожее, хотя он и чувствует себя в этом одиноким.

Обеспокоенность Хаффингтон и упорство Маска — этот публичный диалог похож на тот, что происходит каждый день не только в офисах, но и у нас в голове. Многие испытывают смешанные чувства из-за того, что рабочий процесс порой бывает болезненным.

Грубо говоря, люди будто бы стоят перед выбором между своим физическим состоянием и работой. Особенно это заметно у художников, ученых, предпринимателей, то есть тех, кто что-то создает, а также руководителей высшего звена. Они чувствуют: результаты их труда могут спасти их и будут приносить пользу людям, даже когда их самих не станет, а потому работают до потери пульса ради этого бессмертия.

Постоянное напряжение, сверхурочная работа, частые перелеты, бесконечный поток писем — неотъемлемые составляющие их работы. «Стоит ли это того?» — задаются они вопросом. Ответ не всегда очевиден. Но сдаваться глупо. Можете ли вы это себе позволить? Что подумают люди? Что будет потом? А что, если проблема в вас, и дела, возможно, пойдут лучше, если вы будете больше стараться?

Чаще всего таким терзаниям подвержены люди, готовые полностью отдать себя работе. Такое отношение одобряется и зачастую бывает необходимо. Мы хотим полностью погрузиться в работу. Но потом не можем отключиться ни на секунду.

Мало сказать, что я замечал такое поведение за собой. Я полностью прочувствовал, каково это. В идее о том, что хорошая работа стоит ваших страданий и даже что без страданий не сделаешь хорошую работу, есть своя правда и привлекательность. Ее хорошо описывает слово «жертва».

Но не любые страдания и боль можно считать жертвой. Разница не только в философии. Ее видно на практике. Жертва может приносить боль и изматывать, но это осознанный выбор. Страдание возникает из-за неспособности остановиться, потому что нам кажется, что так мы опозоримся и потеряем контроль. Жертва делает нас теми, кто мы есть. Страдание держит нас в плену. Испытания, которым мы себя подвергаем, стоят тех вознаграждений, которые получим, и того вклада, который внесем. Это и называется жертвой. Но если вы находите множество причин для страданий, у которых нет особой цели, то это не жертва.

Отличать эту разницу я тоже научился благодаря спорту. В замечательной книге о границах человеческих возможностей Алекса Хатчинсона приводятся слова тренера по бегу рекордсменки мира Полы Рэдклифф о том, почему она стала выдающейся спортсменкой: «Она обладает исключительной способностью причинять себе боль». Хатчинсон показывает, что добившиеся выдающихся результатов люди могут преодолевать такой болевой порог, к которому большинство из нас даже не приблизились бы, и идти дальше. Им так же больно, как и всем остальным, но они считают боль своим союзником. Для них боль — это не результат привычек, обстоятельств или обязательств. Это выбор.

Слова Маска о том, что самые трудные времена Tesla позади, «но, с точки зрения личной боли, худшее еще впереди», прозвучали как слова марафонца о последних милях дистанции. Ему предстоит вынести эту боль. Именно в таких обстоятельствах руководители и отмечают, что их вдохновляют известные спортсмены. Спортсмены не жалуются на то, что им тяжело. Они принимают боль и волнуются лишь о том, что работают недостаточно усердно. Они скорее сломаются, чем возьмут паузу.

К сожалению, чаще всего такими утверждениями люди оправдывают (или отрицают) страдания от переработки. Достижения спортсменов нас сильно вдохновляют, но мало кто идет на боль осознанно, ставит оправданные цели и достаточно дисциплинирован, чтобы работать в таких условиях так же продуктивно.

Почему? Во-первых, мы редко стремимся понять свои пределы и не работаем над ними так же серьезно, как спортсмены. Ресурсы Полы Рэдклифф не сравнить с вашими или моими. Свое место в истории спорта она заняла благодаря генам, характеру и тренировкам. Вы или я не Пола Рэдклифф, даже если нам нравится бегать, и не Маск, даже если мы занимаемся бизнесом. Попытки копировать их действия приведут в лучшем случае к разочарованию, а в худшем — к травме.

Во-вторых, спортсмены умеют держать правильный темп, чего не скажешь о руководителях. Они тщательно планируют сезоны, недели, тренировки и соревнования. Они чередуют периоды тяжелой и более легкой нагрузки, усилий и отдыха, чтобы в определенный момент достичь максимальных результатов. В сфере бизнеса такой тактики не придерживаются. Если сегодня вы бежите быстро, то завтра вас попросят бежать еще быстрее, и так до бесконечности. Мы знаем, что хотя бы редкий отдых сохранит наше здоровье и сделает нас продуктивнее… Но все равно предпочитаем не останавливаться.

В-третьих, чем опытнее становится спортсмен, тем больше ему помогают максимально эффективно использовать его талант и ресурсы. У профессиональных спортсменов есть тренеры, которые их направляют и защищают. Они устанавливают границы, чтобы спортсмен мог выложиться на полную в нужное время. В бизнесе, чем выше ваша должность, тем меньше помощи вы получаете.

Поэтому, если вы нашли работу, ради которой готовы пойти на жертвы, делайте это правильно: будьте внимательны к своим пределам, держите правильный ритм и принимайте помощь, чтобы не просто полностью отдаться работе, но сделать это максимально хорошо.

Об авторе. Жанпьеро Петрильери — эксперт по организационному поведению, доцент INSEAD. Врач и психиатр по образованию, исследует и практикует развитие лидерских качеств.