Начальники с комплексом вины | Большие Идеи

・ Психология
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Начальники с
комплексом вины

Чувство вины полезно? Выиграют ли компании, если начнут назначать на руководящие должности людей невротического, а не сверхрационального склада?

Начальники с комплексом вины

читайте также

Facebook vs LinkedIn: кто кого?

Хуан Пабло Васкес Сампере

Как проигрывают по-настоящему сильные лидеры

Тим Леберехт

Утечка на $100 млн

Абхишек Борах,  Келли Мартин,  Роберт Палматир

Революционные идеи 2004 года

Утверждение: Люди, часто испытывающие чувство вины, работают, как правило, больше и лучше остальных. Их считают более способными руководителями.

Исследование: Фрэнсис Флинн предложил 150 cотрудникам финансового отдела компании из списка Fortune500 пройти стандартный психологический тест, измеряющий склонность к чувству вины. Затем он сопоставил результаты теста и профессиональной аттестации этих сотрудников и выяснил, что люди, которых часто терзают муки совести, — на лучшем счету у начальства. Кроме того, как показывают смежные исследования, они более преданы своим организациям, а в кругу коллег слывут сильными лидерами.

Вопрос: Чувство вины полезно? Выиграют ли компании, если начнут назначать на руководящие должности людей невротического, а не сверхрационального склада?

Профессор Флинн, защищайте свою идею!

Флинн: С исследовательской точки зрения эти явления связаны совершенно удивительным образом. Ведь, казалось бы, TOSCA (тест на совестливость) и измерение качества работы — абсолютно разные вещи, никак друг от друга не зависящие. Тем не менее, исследование, которое я провел вместе с Ребеккой Шаумберг, выявило между ними очевидную связь. Мало того, последующие эксперименты показали: чем острее чувство вины, тем сильнее преданность компании. Совестливые сотрудники больше работают и охотнее хвалят свою организацию. И еще один удивительный вывод: людям с комплексом вины проще не только смириться с увольнением, но и самим увольнять других.

HBR: Чувство вины, связанное с тем, что из­-за них люди остаются без работы, не мешает им указывать другим сотрудникам на дверь?

Конечно, они чувствуют вину, когда выгоняют подчиненных. Но речь не об этом. Они понимают, что обязаны поддерживать работодателя, поэтому идут на увольнения, видя в них способ снизить издержки. Они считают, что должны быть «хорошими солдатами». И если надо уволить нескольких, чтобы защитить интересы большинства, они это сделают. Словом, они лучше настроены на задачи фирмы в целом. Они за деревьями видят лес.

Значит, люди с комплексом вины — ударники труда, которые верят в организацию и видят картину в целом. Иными словами, это лидеры.

Именно так. В ходе еще одного исследования мы предложили тест TOSCA примерно 200 студентам МВА, а их бывших коллег попросили оценить, есть ли у тестируемых задатки лидеров, в частности, способны ли они возглавить коллектив. Самые высокие оценки получили студенты, больше подверженные чувству вины. Больная совесть заставляет ответственнее смотреть на свои поступки. Мне интересно вот что: совестливость превращает людей в сильных лидеров — но не отталкивает ли она от руководящих должностей, по определению связанных с ответственностью? Ответа мы пока не знаем.

Почему вы решили изучать чувство вины?

Я задумался: какие наименее очевидные качества делают человека хорошим сотрудником? Ведь очевидные мы уже изучили вдоль и поперек. Все знают: совестливые люди — хорошие работники. Но станет ли кто­-нибудь утверждать, что чувство вины — необходимый ингредиент? Думаю, нет.

Чувство вины хорошо изучено?

В психологии — да. Но в исследованиях организаций наблюдается явный пробел, что, в общем­-то, удивительно: компании требуют, чтобы их сотрудники работали с определенной отдачей — но никто не изучает эмоциональные реакции людей, несоответствующих этим требованиям. Это серьезное упущение. Может, просто считается, что чувство вины не конструктивно.

Значит, если организации начнут стыдить сотрудников, они в конце концов получат более лояльную и трудолюбивую команду?

Внушенное чувство вины может вызвать отторжение. Но иногда оно очень полезно. Иначе зачем матери постоянно используют этот воспитательный прием? Я не хочу сказать, что руководители должны изо всех сил внушать людям чувство вины; эта методика отнюдь не кажется мне «долгоиграющей». Мы еще не говорили о том, что помимо выгод совестливость может приводить к издержкам.

К каким издержкам?

На самом деле, тех потерь, которые мы ожидали увидеть, мы не обнаружили. Мы думали так: «Эти сотрудники вкалывают — может быть, они меньше удовлетворены работой?» Нет. «Они больше подвержены стрессам?» Тоже нет. Похоже, люди с комплексом вины умеют справляться с негативными эмоциями. И все же мы не обнаружили. Мы думали так: «Эти сотрудники вкалывают — может быть, они меньше удовлетворены работой?» Нет. «Они больше подвержены стрессам?» Тоже нет. Похоже, люди с комплексом вины умеют справляться с негативными эмоциями. И все же мы считаем, что издержки должны быть. Надо просто поискать в другом месте. Например, посмотреть, что происходит вне офиса. Совестливые трудятся изо всех сил — но, может, преданность работе плохо отражается на частной жизни, и им труднее расслабиться дома?

Трудолюбивые. Хорошие руководители. Не подвержены стрессу. Справляются с эмоциями. Похоже, люди с комплексом вины — настоящий образец для подражания!

Подозреваю, что они еще и более бескорыстны. Мы усматриваем тесную связь между чувством вины и альтруизмом. Совестливые охотнее делают благотворительные взносы и помогают коллегам. Видимо, чувство виныи «правильное» общественное поведение — части одного целого.

Нас с вами растили католиками. Почему же мы до сих пор не возглавляем крупнейшие корпорации с серьезными благотворительными фондами?

Мы в своем исследовании намеренно не касались религии. У нас нет эмпирических доказательств связи между чувством вины и той или иной конфессией.

Что еще вы намерены узнать о чувстве вины? Сейчас мы изучаем тему «Чувство вины и прогулы» напримере розничного сектора. Если человек редко испытывает чувство вины, можно с определенной долей уверенности утверждать, что он будет прогуливать работу. И, наоборот, люди с комплексом вины не останутся дома даже во времяболезни. Еще нам интересно, что происходит, когда человек одновременно испытывает вину по разным поводам. Что получается, если руководитель считает себя обязанным, с одной стороны, задержаться на работе и удостовериться в своевременном завершении важного проекта, а с другой — как можно чаще бывать дома и уделять как можно больше внимания детям?

Тест TOSCA составлен таким образом, что испытуемые не понимают, что именно он оценивает. Те финансисты, которые были для вас подопытными кроликами, не знали, что вы изучаете. Признайтесь: вас мучает совесть из­-за этого?

Помню, я сидел в кабинете финансового директора — он отвечал на вопросы TOSCA и выглядел, надо сказать, весьма озадаченно. Он спросил меня: «Вы и правда думаете, что сможете что­то предсказать таким образом?» Я почувствовал себя несколько виноватым, поскольку понимал: он убежден, что попусту тратит время. Он смотрел на меня как на чокнутого профессора. Собственно, так оно и есть. Но потом он согласился участвовать в эксперименте, и мы получили интересные результаты, так что теперь я без стыда могу смотреть ему в глаза.