Мошенничество: легче предотвратить, чем выявить | Большие Идеи

・ Корпоративный опыт
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Мошенничество: легче предотвратить,
чем выявить

Исследования PwC постоянно фиксируют в России повышенный по сравнению с мировым уровень экономической преступности. Мошеннические схемы усложняются, и выявлять их становится все труднее. Поэтому лучший способ борьбы с корпоративными правонарушениями — превентивный.

Авторы: Харланд Эдвин , Хабирова Римма

Мошенничество:  легче предотвратить, чем выявить

читайте также

Как теория компании помогала­ Уолту Диснею

Зенгер Тодд

Сначала стратегия, потом структура

Аронс Сваан де Марк,  Вид Кейт,  Дриест ден ван Франк

Сергей Чобан: «Архитектура создает среду обитания»

Интервью брала Анна Натитник

Избегая серых коридоров

Борис Щербаков

Работа компаний по всему миру сопряжена с множеством рисков, и один из них — риск мошенничества. В России, как выяснили специалисты PricewaterhouseCoopers, эта проблема стоит особенно остро. Об этом свидетельствуют результаты последнего Всемирного обзора экономических преступлений, который PwC проводит раз в два года. Основываясь на анонимных ответах почти четырех тысяч представителей компаний из 72 стран, в том числе 126 сотрудников ведущих российских предприятий, исследователи изучили основные экономические преступления и их влияние на бизнес. По данным PwC, в 2011 году 37% организаций, работающих в России, обнаружили, что стали жертвами мошеннических дейст­вий. Это выше среднего показателя по миру на 3%, по Центральной и Восточной Европе — на 7%, по Развивающейся семерке ­(Бразилия, ­Россия, ­Индия, Китай, Индонезия, Мексика, Турция) — на 6%. Поражает регулярность, с которой российские компании сталкиваются с экономическими преступлениями: за пошедший год больше трети организаций выявили у себя по десять и более случаев мошенничества. В нынешнем году, как показывает исследование, ситуация заметно не улучшится: почти три четверти респондентов считают, что их компании по-прежнему чрезвычайно уязвимы.

Самым распространенным видом экономических преступлений, регистрируемых в России (72%), остается незаконное присвоение активов (см. врезку «Виды экономических преступле­ний»). В то же время серьезную проблему, как и прежде, представляют взяточничество и коррупция: в прошлом году от них пострадали 40% организаций, а 13% отказались от выхода на новый рынок. Это очень тревожные показатели: риск коррупции напрямую влияет на приток прямых иностранных и российских инвестиций в экономику страны.

От мошенничества страдает как страна в целом, так и отдельные компании. У 40% организаций в 2011 году ущерб от экономических преступлений составил менее $100 тысяч, у 22% — более $5 млн, а у 7% компаний убытки превысили $100 млн.

Помимо очевидного ущерба мошенничество наносит организациям и косвенный урон: страдают их деловая репутация и бренд; клиенты, акционеры и партнеры теряют к ним доверие; снижается цена акций; повышается текучесть кадров, падает моральный дух сотрудников, снижается производительность труда и т.д.

Выявлять экономические преступления крайне трудно, тем более что каждый год мошенники разрабатывают новые, все более запутанные схемы. Поэтому, как показывает опыт зарубежных компаний, самые действенные меры борьбы с мошенничеством — упреждающие. ­Предотвратить еще не совершенные преступления не только проще, но и дешевле, чем выявить совершенные. Таким образом можно свести к минимуму финансовые потери компании, повысить ее прибыль и упрочить репутацию.

Чтобы максимально обезопасить свою компанию, необходимо, во-первых, знать, что представляет из себя типичный мошенник, во-вторых, понимать, какая организационная структура и атмосфера способствуют совершению экономических преступлений, и, в-третьих, грамотно применять основные методы предо­т­вращения мошенничества.

Портрет мошенника

Опознать мошенника по «фотороботу» — не так-то просто. В большинстве случаев им оказывается человек, которого сложно заподо­зрить в неправомерных действиях. И все же специалисты PwC, проанализировав результаты последнего опроса, попытались нарисовать портрет стреднестатистического нарушителя. Это мужчина (81%) в возрасте 31—40 лет (44%) с высшим образованием (65%), топ-менеджер (31%) или менеджер среднего звена (42%), работающий в компании от трех до пяти лет (39%). Характерно, что и здесь Россия бьет рекорды: в целом по миру лишь 18% мошенников входят в состав высшего руководства.

Если в 2009 году основной урон компаниям наносили не их собственные сотрудники, а «внешние» мошенники (35% против 62%), то уже в 2011-м ситуация коренным образом изменилась: пальма первенства перешла к сотрудникам (55% против 36%). Одно из возможных объяснений — ухудшение внутреннего климата в компаниях и, как следствие, вовлечение в преступные схемы ранее честных людей.

Как показывает исследование, на преступление люди идут не только ради обогащения, но и в силу личных обстоятельств. Сотрудники, испытывающие пристрастие к азартным играм, алкоголю, наркотикам и т.д., вынужденные занимать деньги или брать кредиты, в первую очередь входят в группу риска.

Особенности компании

Чем крупнее организация и сложнее ее структу­ра, тем более размыта ответственность, «аноним­нее» сотрудники и вероятнее, что нарушитель сочтет украденное бесхозным или «ничьим». Зачастую люди чувствуют себя винтиками в огромном механизме и потому не беспокоятся о финансовых последствиях своих действий для компании.

Децентрализация и излишне сложная структура организации затрудняют контроль, а неудачное разграничение обязанностей и полномочий позволяет руководителям использовать административные ресурсы и вовлекать младших коллег в незаконную деятельность.

Еще один фактор риска — неадекватная система мотивации и вознаграждения. Низкая зарплата, недостаточная гарантия занятости, короткие или редкие отпуска, отсутствие карь­ерного роста и признания заслуг, слишком высокая степень конкуренции или давления со стороны коллег — все это резко повышает риск мошенничества в компании.

И, конечно, нельзя забывать о корпоративной культуре. Если организация не умеет вырабатывать, поддерживать и доносить до людей свои этические стандарты, если она не поощряет преданность сотрудников и не поднимает их моральный дух, велика вероятность того, что некоторые вступят на путь обмана и мошенничества.

Методы предотвращения мошен­ничества

Поскольку большинство экономических преступлений совершают сами сотрудники, организациям необходимо применять и постоянно совершенствовать систему внутреннего контроля. Наиболее эффективно сочетание нескольких ключевых методов борьбы с мошенничеством, в том числе оценка рисков, внедрение комплек­сной корпоративной политики, проведение информационных мероприятий для сотрудников, анализ существующей стратегии (более полный перечень см. во врезке «Контрольный список руководителя»).

Одна из самых действенных мер — оценка рисков мошенничества по каждому направлению бизнеса с учетом всех уровней персонала и распределение между руководителями структурных подразделений ответственности за разработку, согласование и контроль процедур, направленных на управление рисками (см. врезку «Как оценивать риски»).

Как показал опрос PwC, далеко не все россий­ские организации понимают важность этих процедур: 29% компаний никогда не проводили оценку рисков мошенничества, еще столько же проводят ее лишь раз в год. Любопытны причины такого поведения: 8% респондентов, пренебрегающих оценкой рисков, ссылаются на высокую стоимость этой работы, 44% не понимают, что под этим подразумевается, 17% не видят необходимости в этой оценке, а остальные — 31% — не могут указать никакой причины. Между тем, по данным исследования, организации, регулярно (не реже, чем ежеквартально) проводящие оценку рисков мошенничества, в два раза чаще, чем другие компании, предотвращают и выявляют экономические преступления.

Другой важный элемент системного под­­хода — разработка комплексной поли­тики, ­определяющей, что считать ­мошенничеством, каковы основные процедуры, ­способствующие борьбе с экономическими ­преступлениями в компании, какие штрафные санкции долж­ны применяться к провинившимся и т.д. Кор­поративная политика устанавливает правила: когда, как и кого сотрудник должен уведомлять, если у него возникли подозрения в отношении коллег или внешних партнеров. Также необходим кодекс деловой этики (свод правил, отражающий нормы деловых отношений и поведения сотрудников, — к примеру, в том, что касается подарков или проявления гостеприимства) и план реагирования на мошеннические дейст­вия, который определяет, например, кто руководит расследованием и как его проводить.

В необходимости этих правил на собственном опыте убедились руководители крупной сети супермаркетов. Обнаружив ряд сомнитель­ных операций в закупочном цикле, они провели расследование и выяснили, что им представляли фальшивые платежные документы. Отток денежных средств можно было бы предотвратить на раннем этапе, если бы в компании существовали комплексная политика и эффективные процедуры контроля, например, утверждение договоров, проверка платежей и т.д.

Предупреждению мошенничества способст­вует и контроль за электронными данными ­(например, ограничение доступа к определенным сайтам и способов копирования и пересылки электронной информации), а также анализ данных о деловых контрагентах: клиентах, поставщиках и др. Последний инструмент предусматривает, например, определенные требования к набору сведений, предоставляемых контрагентами (это могут быть учредительные документы, лицензии, информация о руководителях, выписки с банковских счетов и т.д.), мониторинг прессы, изучение отзывов клиентов, проверку полученных данных службой экономической безопасности.

Своевременная юридическая проверка контр­агентов избавила бы от многих проблем россий­ский филиал крупного международного холдинга. Как выяснилось в ходе расследования, большинство поставщиков этой компании были фиктивными: часть из них была исключена из реестра юридических лиц, часть находилась по так называемым адресам массовой регистрации. То есть сотрудники российского филиала подписывали договоры с «поставщиками» ради собственной выгоды.

Очевидно, однако, что никакие кодексы и про­цедуры не будут иметь смысла, если сотрудники не знают об их существовании. Поэтому задача топ-менеджеров — знакомить людей с основными внутренними документами, касаю­щимися борьбы с мошенничеством. Причем информировать их обо всех правилах и нормах необходимо не только при приеме в компанию или переводе с одной должности на другую, но и в ходе работы. Сотрудники обязательно должны узнавать о случаях экономических нарушений в компании и обо всех изменениях в политике организации и регулярно проходить соответствующие тренинги. И, конечно, сами руководители должны подавать подчиненным пример, достойный подражания. Как показывают международные исследования, между мошенничеством и настроениями в верхах компании прослеживается прямая связь: сотрудники пристально следят за поведением своих начальников и во многом копируют его.

Как любая стратегия, программа по борьбе с экономическими преступлениями требует постоянного контроля, пересмотра ­и совершенствования. Представители компании (департаментов управления рисками, внутреннего контроля, экономической безопасности и непосредственно топ-менеджеры) должны регулярно ­анализировать существующие процедуры борьбы с мошенничест­вом, оценивать их эффективность и при необходи­мости исправлять и дополнять их.

К сожалению, многие организации считают экономические преступления неприятной, но неотъемлемой особенностью российского бизнеса. Они, пусть неосознанно оправдывают мошенников, закрывают глаза на правонарушения и, как следствие, терпят крупные финансовые потери. Да, с экономическими преступлениями трудно бороться, но компании, которые проявят нетерпимость, ждет весомая награда: рост, развитие, сокращение издержек и увеличение прибыли. Действуя на опережение — регулярно оценивая риски мошенничества, изменяя корпоративную культуру, обучая сотрудников и поощряя «правильное» поведение в любых, даже благоприятствующих правонарушению ситуациях, — они достигнут прямой экономии и выведут бизнес на качественно новый уровень.