Десять вопросов об ESG для вашей компании | Большие Идеи
Управление изменениями
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Десять вопросов об ESG для вашей компании

Дамбиса Мойо
Десять вопросов об ESG для вашей компании
Фото: Beatrix Boros/Stocksy

Корпорации бьются над реализацией принятого в 2019 году совместного заявления о намерениях ассоциации Business Roundtable. Основная идея — прийти от первоочередного обслуживания интересов акционеров к модели капитализма стейкхолдеров, учитывающей более широкий круг заинтересованных сторон. Компаниям нужно найти способы перевести обозначенные цели в практические, измеримые и отслеживаемые направления деятельности в области ESG (Environmental, Social and Corporate Governance — экологическая, социальная и корпоративная ответственность бизнеса перед обществом). Согласно Bloomberg Intelligence, глобальные активы ESG к 2025 году могут превысить $53 трлн.

Опираясь на более чем десятилетний опыт работы в советах директоров, я предлагаю 10 вопросов, на которые следует ответить каждой компании, внедряющей ESG-стратегию. Если корпорации не решат эти вопросы, они рискуют отстать от конкурентов и даже перестать существовать.

1. Подрывает ли ESG конкурентоспособность вашей компании?

Страхи, что излишний упор на ESG может повредить конкурентоспособности компании, не лишены основания. Многие справедливо задаются вопросом, не рискует ли компания отвлечься от роста, рыночной доли и прибыли, сосредоточив слишком много энергии на задачах ESG. Например, в марте 2021 года Эммануэль Фабер, CEO и председатель совета директоров Danone, покинул свой пост под давлением со стороны активистов-инвесторов, один из которых считал, что Фабер «не смог добиться правильного баланса между повышением акционерной стоимости и устойчивым развитием». Если компания слишком сосредоточена на ESG, она может не справляться с конкуренцией со стороны компаний из стран с менее строгими стандартами, таких как Китай.

Но если компания уделяет недостаточно внимания ESG, она рискует отстать от рынка, лишиться поддержки сотрудников, клиентов и инвесторов и потенциально потерять лицензию на коммерческую деятельность в регионах с более жесткими требованиями к ESG, таких как США и Европа. Найти верный баланс нелегко, так как параметры отличаются в различных секторах и географических точках, а также меняются со временем. Важно, чтобы советы директоров регулярно пересматривали свое отношение к ESG и оценивали, справляются ли они с его издержками.

2. Означает ли продвижение идей ESG необходимость жертвовать прибылью?

Бизнес-лидеры должны осознавать, что некоторые акционеры могут считать повышенное внимание к ESG вредным или ставящим под угрозу доходы акционеров. При этом сторонники ESG утверждают, что доходность ESG-фондов не ниже показателя традиционных фондов акций. В действительности доходность может быть выше результатов по индексам рынка.

За 18 месяцев с ноября 2019 по март 2021 года индекс MSCI World ESG Leaders опередил традиционный индекс MSCI World на 1,84%. В то же время индекс ESG EMBI Global Diversified банка JP Morgan опередил аналогичный ему индекс, не относящийся к категории ESG, на 1,94%. Однако важно отметить, что крупные технологические компании являются основными объектами вложений для многих ESG-фондов — и что в последние годы высокую доходность по фондовым индексам во многом определяли бумаги технологического сектора. Отсюда возникает вопрос, приносит ли отдачу сама ESG-повестка или же сектор с самой высокой доходностью одновременно демонстрирует высокие результаты в области ESG. И все же инвесторам не следует сбрасывать со счетов преимущества, которые активная ESG-повестка обеспечивает компаниям в плане лицензии на коммерческую деятельность — право вести бизнес, предоставляемое правительствами и регулирующими органами.

3. Как вы справляетесь с издержками ESG?

Переход от господства интересов акционеров к капитализму стейкхолдеров подразумевает разностороннюю повестку, включающую вопросы борьбы с изменениями климата, защиты интересов работников, стремления к гендерному и расовому многообразию, прав избирателей и т. д. Все эти аспекты ESG сопряжены с определенными издержками, и бизнес-лидерам приходится их учитывать и делать выбор.

Например, советы директоров энергетических компаний должны соизмерять безотлагательные задачи по борьбе с изменениями климата с необходимостью удовлетворить потребности более чем 1 млрд человек, не имеющих доступа к надежной и недорогой энергии. Кроме того, бизнес-лидерам приходится искать баланс между необходимостью мер по борьбе с изменением климата и декарбонизации с одной стороны и риском того, что сокращение предложения энергии из традиционных источников приведет к инфляции и росту стоимости жизни за счет повышения стоимости электроэнергии, отопления и электричества, с другой.

4. Как ESG меняет комплексную оценку деятельности?

Традиционно оценка активов компании (например, оценка сделок по слияниям и поглощениям) проводится с учетом ряда привычных факторов. К ним относятся синергетический эффект от объединения компаний, налоговые последствия и соответствие антимонопольному законодательству. Сегодня работа по комплексной оценке деятельности также требует аудита выполнения определенных стандартов ESG поглощающей и поглощаемой стороной. ESG-аудит также будет иметь значение при привлечении капитала; организации, присваивающие кредитный рейтинг, и инвесторы также требуют эти данные.

Области, которые могли бы войти в комплексную оценку деятельности ESG, включают адаптацию продуктов и услуг к экологически чистым материалам и технологиям, оценку социокультурного многообразия и практику найма в более широком смысле, а также изменение способов взаимодействия с сообществами. Сегодня корпорации должны быть готовы продемонстрировать на деле и конкретных результатах, что они выполняют требования ESG.

5. Следует ли вам стать корпорацией общественного блага?

Традиционно многие корпорации США зарегистрированы в штате Делавэр в форме LLC, ставящих интересы акционеров выше экологических и социальных вопросов. Правило делового решения позволяет советам директоров компаний, имеющим форму LLC, учитывать вопросы, волнующие более широкий круг стейкхолдеров, однако активисты экологических и социальных движений призывают компании менять юридическую форму на корпорацию общественного блага (PBC) или B-корпорацию.

Цель регистрации в качестве PBC и В-корпорации — узаконить интересы более широкого круга стейкхолдеров, а не только интересы акционеров. Однако PBC подчиняются кодексу управления, признаваемому в 37 штатах, в то время как В-корпорации являются корпорациями, сертифицированными некоммерческой организацией B-lab как отвечающие более высоким стандартам отчетности, прозрачности и социальным целям, чем традиционные публичные компании.

С финансовой точки зрения компаниям необходимо изучить последствия изменения своего статуса с LLC на PBC или B-corp (например, может ли PBC выйти на фондовый рынок в тех или иных странах мира). Бизнес-лидеры должны следить за любыми изменениями директивных прав и ограничений для структуры PBC (например, ограничивают ли они способы привлечения капитала или выплату дивидендов). Можно ли проводить равноценные сравнения с аналогичными компаниями, зарегистрированными в Делавэре, при оценке их деятельности?

6. Как корпорациям следует решать вопросы, вызывающие социальную озабоченность — например, проблемы расового неравенства?

Бизнес-лидерам необходимо ориентироваться на схему работы, позволяющую прозрачно и последовательно реагировать на текущие события, связанные с проявлениями несправедливости. Советы директоров призывают следить за тем, чтобы принципы защиты расовой справедливости систематически соблюдались в отношении всех расовых, этнических и религиозных групп. Например, в 2020 году, в то время как убийство Джорджа Флойда получило почти единодушное осуждение и были сделаны заявления о намерении устранить неравенство и поддержать движение Black Lives Matter, проявления насилия в отношении лиц азиатского происхождения получили менее последовательную и жесткую реакцию со стороны корпораций, как подчеркнула Шалин Гупта в Harvard Business Review.

советуем прочитать

Об авторе

Дамбиса Мойо (Dambisa Moyo) — международный экономист, член совета директоров компаний 3M и Chevron.

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать